Статьи о ЕСПЧ

Комментарий к постановлению ЕСПЧ по делу"Киютин против России"

ShepelevaШепелева О.С. "Киютин (Kiyutin) против России". Постановление Европейского суда по правам человека от 10 марта 2011 года // Международное правосудие. 2012. N 1. С. 29 - 32.

Института "Право общественных интересов" (PILnet). 

Отказ ВИЧ-инфицированным иностранцам, имеющим семью в России, в виде на жительство и разрешении на временное проживание дискриминационен, так как не является эффективным средством защиты общественного здоровья и экономических интересов страны. 

Краткое изложение обстоятельств дела

Жалоба в Европейский суд по правам человека была подана Виктором Викторовичем Киютиным. Заявитель, родившийся в Узбекской ССР, после распада Советского Союза получил гражданство Узбекистана. В 2002 году его брат приобрел дом в деревне в Орловской области, а в 2003 году сам Киютин, его мать и второй брат переехали туда жить. В том же 2003 году В.В. Киютин заключил брак с гражданкой России. В 2004 году у него родилась дочь.

В 2003 году, после заключения брака, г-н Киютин решил получить вид на жительство, в связи с чем от него потребовали сдать анализ на наличие в крови вируса иммунодефицита человека (ВИЧ). Анализ выявил наличие инфекции, что стало основанием для отказа в выдаче вида на жительство. Г-н Киютин обжаловал отказ, однако судебные органы отклонили его жалобы. Окончательное решение по этому вопросу вынес Орловский областной суд 13 октября 2004 года.

В апреле 2009 года В.В. Киютин обратился в Федеральную миграционную службу (далее - ФМС) за разрешением на временное проживание. По результатам рассмотрения этого обращения 6 мая 2009 года ФМС признала Киютина незаконно живущим на территории страны и наложила на него штраф в 2500 рублей. А 26 июня 2009 года ФМС отказала в выдаче разрешения на временное проживание на том основании, что пункт 13 статьи 7 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" <2> не позволяет выдавать такие разрешения лицам, больным ВИЧ. В своем решении ФМС также указала, что Киютин обязан в течение трех дней покинуть страну. Последний обжаловал решение ФМС, однако Северный районный суд г. Орла, а затем и Орловский областной суд признали решение ФМС законным.

--------------------------------

<2> Федеральный закон от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3032. 

В октябре 2009 года врачи диагностировали у заявителя прогрессирующую стадию ВИЧ, а также гепатит B и C. Киютину была назначена антиретровирусная терапия. 

Суть жалобы и процедура рассмотрения дела в Европейском суде по правам человека

Г-н Киютин направил жалобу в суд 18 декабря 2009 года. Он жаловался на нарушение права на уважение семейной жизни, гарантированного статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция). Кроме того, Киютин жаловался на то, что он подвергся дискриминации при рассмотрении его обращений за разрешением на проживание в Российской Федерации по мотивам, связанным с состоянием его здоровья.

5 мая 2010 года Европейский суд принял решение о коммуникации жалобы Киютина и об одновременном рассмотрении приемлемости и существа жалобы.

К делу в качестве третьей стороны был привлечен Международный центр юридической защиты прав человека "Интерайтс" (англ. Interights). "Интерайтс" представил суду анализ международно-правовых норм, защищающих ВИЧ-инфицированных от дискриминации, а также обзор законодательства, регулирующего вопрос миграции ВИЧ-инфицированных в разных странах. 

Аргументация Европейского суда

При рассмотрении жалобы г-на Киютина Европейский суд последовательно рассмотрел три основных вопроса. Первый вопрос: имело ли место вмешательство в семейную жизнь заявителя? Второй: можно ли с точки зрения статьи 14 Конвенции считать наличие ВИЧ-инфекции признаком, по которому осуществляется дискриминация? Третий: было ли обращение с г-ном Киютиным дискриминационным?

Рассматривая первый вопрос, Европейский суд отметил, что Конвенция в целом не гарантирует иностранцам право обустраиваться в любой выбранной ими стране. Государства не обязаны предоставлять любому человеку право въезда или проживания на своей территории. Однако власти должны учитывать значимость супружеских связей и отношений между родителями и детьми <5>. Это особенно важно, если семья не имеет возможности переселиться на постоянное жительство в другое государство. Кроме того, миграционная политика не должна строиться на дискриминационных принципах <6>.

--------------------------------

<5> Данные принципы были сформулированы судом ранее. См.: ECtHR. Abdulaziz, Cabales and Balkandali v. United Kingdom. Applications N 9214/80, 9473/81 and 9474/81. Judgment of 28 May 1985. § 59 - 60.

<6> См.: ECtHR. Nolan and K. v. Russia. Application N 2512/04. Judgment of 12 February 2009. § 62. 

Европейский суд, сославшись на свою правоприменительную практику <7>, указал, что не любые связи, возникающие у мигрантов в стране пребывания, могут рассматриваться в качестве семейной жизни. Однако семейной жизнью, несомненно, должны считаться отношения, возникшие в результате законного, нефиктивного брака, как это было в случае с Киютиным, чей брак привел к рождению дочери <8>.

--------------------------------

<7> ECtHR [GC]. Maslov v. Austria. Application N 1638/03. Judgment of 23 June 2008. § 63.

<8> ECtHR. Kiyutin v. Russia. § 55. 

Второй вопрос был связан с тем, что статья 14 Конвенции непосредственно запрещает дискриминацию по таким признакам, как пол, раса, цвет кожи, язык, религия, политические или иные убеждения, национальное или социальное происхождение, принадлежность к национальным меньшинствам, имущественное положение, рождение. Запрещая дискриминацию по иным признакам, статья 14 их прямо не перечисляет. Следовательно, Европейский суд должен был установить, входит ли статус ВИЧ-инфицированного в круг признаков, дискриминация по которым запрещена.

Европейский суд ранее подчеркнул, что статья 14 Конвенции запрещает не любые различия в обращении с людьми, а лишь различия, которые делаются исходя из видимых личностных или объективных характеристик, позволяющих различать индивидов или их группы <9>. В данном деле заявитель жаловался на различие, сделанное на основании состояния здоровья. Такая характеристика прямо в статье 14 Конвенции не указана. Однако данный в статье 14 перечень характеристик, по которым не допускается дискриминация, не является исчерпывающим. Иные признаки, упомянутые в этой статье, включают в себя не только врожденные и унаследованные черты <10>. В практике Европейского суда такие признаки, как физическая инвалидность и серьезные нарушения здоровья, уже признавались подпадающими под действие статьи 14 Конвенции <11>. Из международных актов и практики международных организаций вытекает запрет на дискриминацию на основании состояния здоровья, включая наличие ВИЧ.

--------------------------------

<9> ECtHR [GC]. Carson and Others v. United Kingdom. Application N 42184/05. Judgment of 16 March 2010. § 61, 70.

<10> ECtHR. Clift v. United Kingdom. Application N 7205/07. Judgment of 13 July 2010. § 56 - 58.

<11> ECtHR. Glor v. Switzerland. Application N 13444/04. Judgment of 30 April 2009. § 53 - 56. 

Установив применимость статей 8 и 14 Конвенции к делу Киютина, Европейский суд исследовал вопрос о том, было ли отношение к заявителю дискриминационным. Европейский Суд отметил, что дискриминация - это различное отношение к людям, находящимся в схожей ситуации. Разница в обращении рассматривается как дискриминационная, если она не оправдана объективными и разумными причинами <12>.

--------------------------------

<12> ECtHR [GC]. D.H. and Others v. the Czech Republic. Application N 57325/00. Judgment of 13 November 2007. § 175; ECtHR [GC]. Burden v. United Kingdom. Application N 13378/05. Judgment of 29 April 2008. § 60. 

Соответственно, Европейский суд рассмотрел вопрос о том, находился ли заявитель в положении, аналогичном положению прочих иностранцев, и отличалось ли обращение с ним от обращения с другими иностранными гражданами. Европейский Суд отметил, что российское миграционное законодательство рассматривает брак с россиянами или наличие детей - граждан России как основание для выдачи разрешения на временное проживание или вида на жительство. Однако, в отличие от других иностранцев, Киютин был ограничен в возможности жить со своей семьей в России. Причем единственной причиной такого ограничения стала его болезнь. Никакие другие обстоятельства, например образ жизни заявителя, возможность его жены и дочери переехать в Узбекистан и т.п., властями при принятии решения не рассматривались. Исходя из этого, Европейский суд признал, что заявитель находился в положении, аналогичном положению других иностранцев, однако столкнулся с отличающимся обращением <13>.

--------------------------------

<13> ECtHR. Kiyutin v. Russia. § 56 - 61. 

Вместе с тем не всякое различие в правах - дискриминация. С точки зрения Европейского суда, дискриминационным является только такое различие, которое не имеет под собой объективного и разумного основания <14>. Чтобы считаться обоснованными, вводимые ограничения, во-первых, должны преследовать общественно значимую цель. Во-вторых, сами характер и тип ограничения должны быть таковы, чтобы приводить к достижению заявленной цели. Наконец, устанавливаемое ограничение не должно быть чрезмерным.

--------------------------------

<14> Chassagnou and Others v. France [GC]. N 25088/94, 28331/95 and 28443/95. § 91 - 92. ECHR 1999-III. 

В комментируемом деле российские власти ссылались на цель защиты здоровья населения как на главное основание для ограничений. Европейский суд согласился с тем, что охрана общественного здоровья является важной целью <15>, однако усомнился в том, что отказ выдать вид на жительство или разрешение на временное проживание - адекватный способ ее достижения.

--------------------------------

<15> ECtHR. Kiyutin v. Russia. § 66. 

Суд отметил, что миграционные ограничения могут быть действенным способом профилактики эпидемий, если речь идет о легко передающихся болезнях, когда практически любой контакт больного с другими людьми создает риск распространения инфекции. Однако ВИЧ не передается через обычные контакты между людьми. Заражение предполагает безответственное и рискованное поведение как со стороны носителя инфекции, так и со стороны здоровых. Идея защиты своих граждан от ВИЧ путем ограничения въезда и пребывания в стране инфицированных иностранцев предполагает, что всякий иностранец будет вести себя ненадлежащим образом, а все граждане страны откажутся предпринимать какие-либо меры по профилактике заражения. Европейский Суд отметил, что достоверность такого предположения не подтверждается фактами, поэтому многие страны отказались от миграционных ограничений как от способа профилактики распространения ВИЧ <16>.

--------------------------------

<16> Ibid. § 67 - 68. 

Однако, даже если предположить, что подобное ограничение действенно, непонятно, почему оно применяется избирательно. Россия не ограничивает въезд ВИЧ-инфицированных в страну и их краткосрочное пребывание в ней, а лишь запрещает им претендовать на длительное пребывание или постоянное проживание на своей территории. Это подтвердил представитель России в Европейском суде, по словам которого Киютин мог беспрепятственно находиться в стране в течение 90 дней, выезжать за границу и возвращаться к семье на следующие 90 дней. С точки зрения профилактики эпидемии такой подход выглядит по меньшей мере непоследовательным. Европейский суд указал, что столь противоречивые требования вызывают сомнения в том, что отказ заявителю в виде на жительство был вызван искренним стремлением защитить здоровье населения.

Суд также отметил, что отказ принимать на постоянное проживание больных ВИЧ может быть в некоторых случаях оправдан экономическими соображениями: больные могут создать серьезную нагрузку на систему здравоохранения, финансируемую за счет бюджетных средств. Впрочем, такая угроза может реально возникнуть только в тех странах, где иностранцы могут пользоваться бесплатными медицинскими услугами наряду с гражданами. В России ситуация иная: по закону иностранец может претендовать лишь на экстренную помощь, но не на полное бесплатное медицинское обслуживание. Следовательно, заключил суд, ограничение заявителя в правах не могло иметь экономического основания <17>.

--------------------------------

<17> ECtHR. Kiyutin v. Russia. § 70. 

Таким образом, Европейский суд признал, что ограничения, с которыми столкнулся г-н Киютин, имели дискриминационный характер. 

Заключение

Решение по делу "Киютин против России" - первое, в котором рассматривается вопрос об уровне защиты прав ВИЧ-инфицированных в России. Следует отметить, что нарушение, установленное Европейским судом в данном деле, не является проблемой одного лишь Киютина. Запрет на проживание ВИЧ-инфицированных иностранцев вместе с родственниками-россиянами, жертвой которого стал заявитель, закреплен в законе. Следовательно, с этим ограничением сталкиваются и могут столкнуться другие российские семьи, в составе которых есть иностранные граждане, больные ВИЧ.

Это означает, что исполнение решения Европейского суда по данному делу требует мер общего характера, а именно корректировки действующего законодательства. Из решения суда не следует, что закон должен отменить все ограничения на въезд и укоренение в стране иностранцев и лиц без гражданства. Требуется лишь уравнять в правах ВИЧ-положительных и ВИЧ-отрицательных иностранцев, у которых есть семья в России.

Следует отметить, что закрепленное сейчас на законодательном уровне неравенство между ВИЧ-положительными и ВИЧ-отрицательными иностранными гражданами ранее вызывало вопросы и внутри России. Так, с инициативой разрешить выдачу вида на жительство иностранцам, больным ВИЧ, если их родные имеют российское гражданство, выступал Комитет по вопросам семьи, женщин и детей Государственной Думы <18>. Сказал свое слово и Конституционный Суд Российской Федерации. Задолго до вынесения Европейским судом решения по делу Киютина Конституционный Суд выразил сомнение в необходимости общего и безусловного запрета на проживание ВИЧ-инфицированных иностранцев в стране. В Определении от 12 мая 2006 года N 155-О Конституционный Суд отметил, что соответствующие положения Закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" должны применяться исходя из гуманитарных соображений. Таким образом, правоприменительные органы и суды при решении вопроса о том, является ли необходимой депортация конкретного лица из России, а также при решении вопроса о его временном проживании на территории страны должны учитывать семейное положение, состояние здоровья ВИЧ-инфицированного и иные исключительные, заслуживающие внимания обстоятельства <19>.

--------------------------------

<18> См.: URL:stopspid.ru/ actions/ p.14/ id.1124/ do.reply.

<19> Определение Конституционного Суда РФ от 12 мая 2006 года N 155-О "По жалобе гражданина Украины Х. на нарушение его конституционных прав пунктом 2 статьи 11 Федерального закона "О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)", пунктом 13 статьи 7 и пунктом 13 статьи 9 Федерального закона "О правовом Положении иностранных граждан в Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2006. N 5.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить