Новости ЕСПЧ

ЕСПЧ: осуждение за высказывания о совершении преступления нарушает свободу слова

В сегодняшнем постановлении палаты по делу М.П. против Финляндии (жалоба № 36487/12) Европейский суд по правам человека единогласно постановил, что было нарушение статьи 10 (Свобода выражения мнения) Европейской конвенции о правах человека.

Дело касается осуждения М.П. по обвинению в клевете за то, что она высказала опасения соцработнику о возможном сексуальном насилии в отношении дочери со стороны отца ребенка. Данную проблему заявительница подняла повторно после того, как полицейское расследование не нашло никаких доказательств преступления.

Европейский суд пришел к выводу, в частности, что финские власти не пришли к справедливому балансу между необходимостью защитить дочь М.П. от риска потенциально серьезного вреда и необходимости защитить отца от неправомерных подозрений в жестоком обращении с детьми. На самом деле, было несоразмерно возбуждать уголовное дело против М.П. и уличать ее в клевете в контексте ее дела, а именно конфиденциального телефонного разговора между ней и соцработником. – резюмировал Страсбургский суд.

logo2

Основные факты

Заявитель - М.П., гражданка Финляндии, живет в Хельсинки.

М.П. и ее бывший партнер начали жить вместе в 2003 году. Их дочь родилась в ноябре 2004 г. В мае 2006 года М.П. с дочерью ушла от него, поскольку начала опасаться за собственную безопасность и безопасность ребенка, так как, по ее мнению, отец был жестоким.

В июле 2006 года отец ребенка инициировал судебные разбирательства по опеке и праву видеться с дочерью. После промежуточных решений в августе 2006 года и в июне 2007 года районный суд Коувола провел устное слушание и 4 сентября 2007 года присудил обоим родителям совместную опеку над ребенком. Дочка должна была жить с матерью и посещать отца все выходные - с пятницы по воскресенье и в праздничные дни, без присмотра.

Тем временем после третьего бесконтрольного посещения ребенком своего отца в августе 2007 года М.П. обратилась к психиатру с тем, что поведение дочери изменилось, она начала использовать нецензурную лексику, стала неспокойной и тревожной. 16 августа 2007 года М.П. связалась с органами опеки и попечительства в Хельсинки и сообщила о своих подозрениях, будто дочь была изнасилована своим отцом. Власти сообщили о случившемся в полицию и рекомендовали встречи ребенка с отцом

приостановить до окончания расследования. Сотрудники полиции попросили дать судебно-психологическое заключение, но в Центре подростковой психиатрии сообщили, что девочка слишком маленькая для такого опроса. Досудебное расследование было завершено 15 октября 2007 года, после того, как физиологическая экспертиза ребенка не выявила никаких внешних признаков надругательства.

19 октября 2007 года М.П. провела телефонный разговор с социальным работником и настаивала на проведении нового расследования, так как считала, что ее дочь подвергается опасности во время бесконтрольного посещения отца. Социальный работник объяснил, что постановление суда по правам попечительства остается в силе, так что М.П. придется обжаловать его в суде, а не жаловаться на органы опеки и попечительства. Тем не менее в январе 2008 года М.П. представила второе донесение в органы социальной защиты детей, настаивая на другом расследовании, продолжая утверждать, что ее дочь подвергается насилию. Позже в том же месяце М.П. дважды возила дочь в клинику для обследования, так как у ребенка появились проблемы со сном и, по мнению матери, дочь странно себя вела. Никаких соматических признаков или симптомов сексуального насилия обнаружено не было. Департамент полиции Коувола завершил досудебное расследование по этому делу 4 мая 2008 года, так как не было признаков преступления.

В свою очередь отец ребенка обратился в полицию с просьбой расследовать факт клеветы со стороны М.П., он утверждал, что ложную информацию о нем М.П. передала социальному работнику 19 октября 2007 года. Впоследствии прокурор вынес обвинение М.П. в клевете за то, что в разговоре с социальным работником 19 октября 2007 года она настаивала на том, что ее дочь находится под угрозой сексуального насилия со стороны отца, хотя полиция уже расследовала это дело и не нашли никаких признаков преступления. Хельсинкский окружной суд признал M.П. виновной в клевете 11 сентября 2009 года, заключив, что у нее не было достаточных фактических оснований для обвинений в адрес отца своего ребенка. Ей присудили штраф в размере 1000 евро, который она должна была выплатить отцу ребенка. Это решение было оставлено в силе апелляционной инстанцией. Апелляционный суд также указал, что не имеет никакого значения то, что заявления М.П. были сделаны государственному должностному лицу, который был обязан сохранять конфиденциальность.

Жалобы, процедура

Ссылаясь на статью 10 Конвенции (Свобода выражения мнения), М.П. утверждала, что судебное разбирательство по клевете нарушило ее право на свободу выражения мнения, поскольку свои жалобы она делала добровольно и только для того, чтоб защитить свою дочь.

Жалоба была подана в ЕСПЧ 13 июня 2012 года.

Постановление Европейского суда по правам человека

Статья 10 Свобода выражения мнения

Страсбургский суд отметил, что должен быть установлен необходимый баланс между необходимостью защиты детей от риска потенциально серьезного вреда и необходимостью защиты родителя от неправомерного подозрения в злоупотреблении своим ребенком. ЕСПЧ также подтвердил необходимость защиты от потенциального "сдерживающего эффекта" привлечения к уголовной ответственности тех, кто добросовестно высказывает вслух подозрение о жестоком обращение в контексте соответствующей процедуры представления докладов.

Европейский Суд не только рассмотрел вмешательства в свободу выражения мнения M.П., а именно предъявление обвинений против нее и ее осуждение за клевету, но и контекст, в котором обвинение было выдвинуто. Контекст - конфиденциальный телефонный разговор между M.П. и социальным работником. В отличие от национального апелляционного суда, суд в Страсбурге пришел к выводу, что вопрос профессиональной тайны имеет отношение к оценке, было ли чрезмерным уличать заявительницу в клевете за озвучивание своего беспокойства по поводу возможного жестокого обращения с ребенком.

Действительно, возбуждение уголовного дела в отношении М.П. с обвинением ее в клевете не может считаться соразмерным, согласно статье 10. Хотя она была наказана штрафом, ЕСПЧ не может согласиться, что была какая-то «насущная социальная необходимость» вмешиваться в свободу выражения мнения М.П. путем уголовного наказания.

Кроме того, Европейский Суд установил, что причин, на которые ссылаются национальные суды, а именно, что заявительница не имела достаточных фактических оснований для обвинений в адрес отца своего ребенка, не достаточно, чтобы показать, что вмешательство в свободу выражения мнения М.П. было «необходимым в демократическом обществе». Финские власти, следовательно, не установили справедливый баланс между интересами сторон, в нарушение статьи 10 Конвенции. подытожил Страсбургский суд.

Статья 41 Справедливая компенсация

Европейский Суд постановил, что Финляндия должна выплатить заявителю 8001,86 евро в качестве компенсации материального ущерба, 5000 евро в качестве компенсации морального ущерба и 6000 евро в качестве компенсации расходов и издержек.

 

Читайте также:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ЕСПЧ о праве не быть наказанным дважды

15.11.2016
ЕСПЧ о праве не быть наказанным дважды

Европейский суд по правам чело...

ЕСПЧ о пытках в Нижнем Тагиле

15.11.2016
ЕСПЧ о пытках в Нижнем Тагиле

15 ноября суд в Страсбурге вын...

Страсбургский суд отклонил жалобы турецкой судьи

17.11.2016
Страсбургский суд отклонил жалобы турецкой судьи

Европейский суд по правам чело...