Решения Европейского суда по правам человека

Поиск решений ЕСПЧ по ключевым словам

Постановление ЕСПЧ Емельяновы и другие против России

Дата: 26/05/2011. Номер жалобы:№ 21264/07, 43829/08 и др. Статьи Конвенции: 6, протокол 1-1. Уровень значимости: 3 - низкий.

Суть: дело касается задержки исполнения судебных решений о присуждении "жилищных субсидий "бывшим работникам на шахтах, которые были закрыты в угольном бассейне Кизел (Пермский край, Россия). 

(Yemelyanovy and Others v. Russia)

(Жалобы № 21264/07, 43829/08, 60248/08, 1816/09 5416/09 5701/09 6508/09 8405/09, 10909/09, 12060/09, 13103/09, 15963/09 , 19404/09, 21 141/09, 21989/09, 23370/09, 23527/09, 25767/09, 25915/09, 25943/09, 25945/09, 29651/09, 38969/09, 41432/09, 42663 / 09, 46508/09, 46648/09, 49456/09 и 58976/09) 

По делу Емельяновы и другие против России

Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая комитетом, состоящим из:

Ханлар Гаджиев, председатель,

Эрик Mose,

Дмитрий Дедов, судей,

Ханлар Гаджиев, заместителя Секретаря Секции,

Заседая за закрытыми дверями 19 февраля 2013 года,

Вынес следующее постановление, которое было принято в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1. Основанием этого дела послужило 29 жалоб (№ 21264/07 и 43829/08, 60248/08, 1816/09 5416/09 5701/09 6508/09 8405/09, 10909/09, 12060/09, 13103/09, 15963/09, 19404/09, 21141/09, 21989/09, 23370/09, 23527/09, 25767/09, 25915/09, 25943/09, 25945/09, 9651 / 09, 38969/09, сорок одна тысяча четыреста тридцать два / 09, 42663/09, 46508/09, 46648/09, 49456/09 и 58976/09) против России, от 30 граждан России (их имена перечислены в Приложении («заявители»), поданные в Европейский суд по правам человека в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция»).

2. Правительство России ("Правительство") было представлено Георгием Матюшкиным, представителем России при Европейском суде по правам человека.

3. 10 марта 2010 года, запрос Европейского суда был направлен Правительству России.

ФАКТЫ

I. Обстоятельства дела

4. Заявителями являются граждане России. Их имена и даты рождения, подробно изложены в приложении I к настоящему постановлению.

5. Бывшие шахтеры угольного бассейна Кизел, который находится в Пермском крае, являются участниками государственной программы по присуждению субсидий на приобретение жилья ("жилищных субсидий").

6. Не получив субсидии своевременно, заявители подали иски в национальный суд и выиграли дело.

7. По судебным решениям в пользу заявителей, в 2005-2007 гг., суды обязали районную администрацию Гремячинска предоставить каждому из них жилищные субсидии за счет средств федерального бюджета.

По содержанию национальных судебных решений, механизм предоставления субсидий должен был быть реализован за счет федеральной казны. Средства направлялись в распоряжение администрации, а последняя обязуется предоставить субсидию.

8. Даты, на которые были вынесены, а затем стали обязательным судебные решения приведены в Приложении I.

9. В 2009 г. национальный суд изменил содержание некоторые решений о том, что механизм распределения субсидий должен состоять в реализации средств федерального казначейства, находящихся в распоряжение районной администрации Гремячинска.

10. В 2009-2010 году субсидии были присуждены заявителям (см. точные даты в Приложении II).

II. НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА

11. В соответствии с Федеральным законом № 68-ФЗ от 30 апреля 2010 года на компенсацию в случае нарушения права судебного разбирательства в разумный срок или права на исполнение решения суда в разумные сроки (действует с 4 мая 2010 г.), заявитель может требовать компенсацию за моральный ущерб в случае задержки исполнения решения суда.

Статьи 6-2 Закона предусматривает, что любое лицо, которое в Европейский суд по правам человека подало жалобу о задержке исполнения судебного решения и разбирательство по которым не окончено в настоящее время может в течении шести месяцев с 4 мая 2010 года подать в национальный суд иск о компенсации.

12. Другой закон от 30 апреля 2010 года (№ 69 ФЗ) внес соответствующие изменения в российское законодательство для реализации нового средства правовой защиты.

ПРАВО

I. Объединение дел

13. Учитывая сходство дел по фактам и основной проблеме, которую они поднимают, Европейский суд считает необходимым объединить их и постановил рассмотреть их вместе в одном решении.

II. Предполагаемое нарушение статьи 6 § 1 Конвенции и Статьи 1 Протокола № 1

14. Заявители утверждали, что задержка в выполнении окончательных решений, вынесенных в их пользу, нарушил их право на справедливое судебное разбирательство, как это предусмотрено статьей 6 § 1 Конвенции гласит:

"Каждый человек имеет право на рассмотрение его дела публично (...) судом (...), который принимает решение (...), для определения его прав и обязанностей гражданского характера (...)"

и их право на уважение своей собственности, как это предусмотрено статьей 1 Протокола № 1, которая гласит:

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и в соответствии с законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не затрагивают права государства обеспечивать выполнение таких законов, которые оно сочтет необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафы. "

A. По вопросу о приемлемости

1. Преемственность по процедурным вопросам

15. Европейский суд принимает во внимание смерть г-н Емельянова 11 сентября 2007 года. Суд также принимает к сведению пожелания г-жи Емельяновой, которая также подала жалобу № 21 264/07 в качестве наследницы.

16. В соответствии со своей судебной практикой, Европейский суд признает, что упомянутая наследница заменит ныне покойного заявителя (Loyen и другие против Франции, №. 55926/00, § 25, 29 апреля 2003 года).

2. Исчерпание внутренних средств правовой защиты

17. Правительство утверждает, что если было инициировано разбирательство о возмещении морального вреда, заявители не должным образом исчерпали внутренние средства правовой защиты. Правительство утверждает, в частности, что заявители могли использовать новое средство, введенное Федеральными законами № 68-ФЗ и ФЗ № 69.

В этой связи правительство ссылается, в частности, на четыре примера внутренней практики, когда заявители смогли получить достаточную компенсацию за моральный ущерб, причиненный задержкой исполнения решений по гражданским делам. Это предприниматель Радионова, Joutchko, и Mouzolevskaïa Khizver, в которых заявителям был возмещен моральный ущерб ( 240 000, 100 000, 35 000 и 30 000 рублей русский (RUB) соответственно).

18. Заявители сохранить свои возражения.

19. Европейский суд напоминает, что он ранее сделал вывод, что не было внутренних средств правовой защиты в России до федеральных законов № 68 и № 69 ФЗ ФЗ, будь профилактических или компенсационных, которые могли бы обеспечить адекватное и достаточное возмещение в случае нарушения Конвенции в связи с длительным неисполнением судебных решений, вынесенных против государства или его органов (см. Бурдов с. России (№ 2), не 33509/04, § 117, ECHR 2009).

20. Что касается аргументов, относящихся к ситуации до введения нового средства правовой защиты, Суд отмечает, что они уже рассмотрены и отклонены в последнем деле (Матвеев и др.. против России, № 43578/06 § § 14, 18, от 30 сентября 2010 года). Суд не видит причин отходить в данном случае от своей позиции.

21. Что касается вновь созданных средств правовой защиты, суд признал, что в четырех примерах, истцы получили компенсацию, которая не кажется необоснованной по сравнению с обычно присуждаемой судом в подобных случаях.

22. Напоминая, что в тех делах, Калинкин и другие против России, 16967/10 и др., § § 33-38, от 17 апреля 2012 года, и а также 5734/08, § § 34-44 от 17 апреля 2012 года, он обнаружил существенные ограничения сферы этого средства правовой защиты, Суд не считает необходимым рассматривать существование отдельных примеров, упомянутых правительством, которые показывают, что это средство предоставляет заявителям разумные шансы на успех, как это предусмотрено Конвенцией. Суд считает необходимым применить принцип, выраженный в решении Бурдов против России (№ 2), № 33509/04, § 144, ECHR 2009 года. В этом случае суд постановил, что было бы несправедливо требовать от заявителей, которые пострадали в течение многих лет непрерывных нарушений их права на суд и искали защиты в Европейском суде, повторно использовать свои жалобы в национальных судах, либо новое средство или любой другой способ (Бурдов против России (№ 2), см. выше, § 144, и Рыкачева и соавт. России, № 52283/07 и соавт., § 20, 19 апрель 2011 г.).

23. Применяя этот принцип, Европейский суд считает, что эти жалобы не могут быть отвергнуты из-за не исчерпания внутренних средств правовой защиты.

24. Суд считает, что эти жалобы не являются явно необоснованными по смыслу статьи 35 § 3 Конвенции. Кроме того, Суд отмечает, что они не сталкиваются с каким-либо другим основанием. Поэтому жалобы заявителей должны быть признаны приемлемыми.

B. Существо жалоб

25. Правительство утверждает, что выполнение всех национальных судебных решений представляет объективные трудности, потому что существует сложный механизм распределения субсидий.

26. Во-вторых, учитывая, что гражданское судопроизводство в результате предоставило заявителям не деньги, а право на предоставление жилья за ​​счет государства, правительство считает, что такие активы не могут рассматриваться как "собственность" по смыслу статьи 1 Протокола № 1.

27. Заявители сохранили свои возражения.

28. Европейский суд напоминает о том, что невозможность кредитору реализовать в течение разумного срока решение, вынесенного в его пользу, является нарушением права на суд, гарантированного статьей 6 § 1 Конвенции, и права на пользование имуществом в соответствии со статьей 1 Протокола № 1 (с Бурдов. России, № 59498/00, § 34, ECHR 2002-III).

29. Для оценки соответствия требованиям разумного срока исполнения судебного решения, суд принимает во внимание сложность процедуры, поведение сторон и предмет решения (Raïlian с. России, № 22000/03, § 31, 15 февраля 2007 года).

30. Суд считает, что дело, когда выплата субсидии является обязательной, то это является "владением" по смыслу статьи 1 Протокола № 1 (Бурдов, упомянутое выше, § 40 ).

31. Европейский суд отмечает, что заявителям первоначально были выделены субсидии на жилье по решениям судов, которые стали обязательными в период с октября 2005 года и январь 2008 года, в то время как фактическое предоставление субсидий, которые имели место в период с октября 2009 и в июне 2010 года.

Суд отмечает в этой связи, что время ожидания для каждого из заявителей превышает девятнадцать месяцев. По мнению Европейского суда, такие задержки в исполнении судебных решений, не совместимы с гарантиями, предусмотренными статьей 6 и статьей 1 Протокола № 1 (Матвеев и другие, упомянутое выше, § 29).

32. Суд считает, что доводы, выдвинутые правительством, чтобы объяснить эти задержки не являются убедительными.

33. Наконец, Суд считает, что нет никаких чрезмерных препятствий для исполнения судебных решений.

34. Этого достаточно для суда к выводу, что там было, в случае каждого заявителя, нарушение статьи 6 § 1 Конвенции и Статьи 1 Протокола № 1.

III. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции

35. Заявители жаловались на отсутствие эффективных средств правовой защиты для устранения задержки в исполнении судебных решений. Они ссылались на статью 13 Конвенции, которая гласит следующее:

"Каждый, чьи права и свободы, изложенные в (...) Конвенции, были нарушены, имеет право на предоставление эффективных средств правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в исполнении своих служебных обязанностей. "

36. Европейский суд принимает к сведению новое средство введенное законом № 68 и № 69-ФЗ ФЗ в результате пилотного решения по делу Бурдов (№ 2). Эти законы, которые вступили в силу 4 мая 2010 года, предоставляют новое средство для заинтересованных сторон, чтобы обратиться в суд о возмещении убытков, причиненных задержкой исполнения судебных решений (см. пункты 11 и 12 ).

37. Европейский суд напоминает, что в пилотном решение по делу было отражено мнение Европейского суда, что было бы несправедливо требовать от заявителей, которые пострадали в течение многих лет непрерывных нарушений их права на суд и, которые искали средство от этого в Европейском суде, повторно использовать свои жалобы в национальном суде, либо новое средство или любым другим способом (Бурдов против России (№ 2), процитировано выше, § 144). Основываясь на этом принципе, Европейский суд принял решение продолжить рассмотрение этих приложений по существу и уже констатировал в результате нарушение Конвенции (см. пункт 34 выше).

38. Тем не менее, эти нарушения никоим образом не могут быть истолкованы как предрешающие вопрос об эффективности нового средства правовой защиты в аналогичных делах. В обязанности Европейского суда решение этого вопроса входит в тех случаях, в которых этот вопрос возникает, как это было в деле «Калинкин и другие против России» и других решениях, и Европейский суд не считает целесообразным рассмотреть этот вопрос в контексте настоящих жалоб.

39. Учитывая эти обстоятельства, а также нарушения Конвенции, о которых уже говорилось в этом постановлении в отношении заявителей (см. пункт 34 выше), Европейский суд - при рассмотрении жалобы на отсутствие эффективного внутреннего средства правовой защиты - не считает необходимым рассматривать этот вопрос отдельно в соответствии со статьей 13 Конвенции (Рыкачева и другие, упомянутое выше, § 40, и, с соответствующими изменениями, Матвеев и другие, упомянутое выше, § § 34-38).

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

40. В соответствии со статьей 41 Конвенции,

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд предоставляет потерпевшей стороне, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию. "

A. Вред

41. Некоторые заявители, чьи имена перечислены в Приложении II, требуется сумму от 3 342 до 10 885 евро (EUR) и 183600 рублей (RUB) в качестве компенсации материального ущерба, который они понесли. Они жалуются, в частности, недостаточное количество субсидий.

42. Правительство оспорило эти претензии.

43. Европейский суд не находит причинно-следственной связи между жалобами и нарушениями. Поэтому он отвергает эти претензии.

44. Заявители требовали суммы от 5000 до 25 000 евро за моральный ущерб, который они понесли.

45. Европейский суд напоминает, что заявители находятся в аналогичной ситуации, что требует единого подхода. Применение этого подхода гарантирует, что никакие различия в присужденных суммах, не будет производить разное воздействие на заявителей (№ 23113/08 § 23, 15 октября 2009). Европейский суд считает, что в этом случае условия для применения этого подхода будут выполнены, потому что действительно многие заявители находятся в похожих ситуациях.

46. В свете вышеизложенного, Европейский суд принимает решение о предоставлении компенсации морального вреда 3 000 EUR каждому из заявителей, за исключением г-жи Емельяновой. Европейский суд принял решение о предоставлении 6 000 EUR г-же Емельяновой, которая действует как в личном качестве, так и в качестве наследника г-на Емельянова, учитывая тот факт, что оба Г-н Г-жа Емельянова и Емельянов получил решение в их пользу.

B. Расходы

47. Заявители не представили запросов по затратам и расходы, понесенные в суде.

48. Таким образом, Европейский суд решил не присуждать их.

C. Проценты за просроченный платеж

49. Европейский суд считает целесообразным взять за основу проценты по процентной ставке предельной процентной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

На этих основаниях Европейский суд единогласно:

1. Постановляет, объединить жалобы;

2. Постановил г-же Емельяновой быть продолжателем настоящего дела также в качестве наследника г-н Емельянова;

3. Объявил жалобы приемлемыми;

4. Постановил, что имело место нарушение статьи 6 § 1 Конвенции и Статьи 1 Протокола № 1;

5. Постановил, что нет необходимости отдельно рассматривать жалобы на отсутствие эффективных средств правовой защиты на основании статьи 13 Конвенции;

6. Постановил

а) что государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трех месяцев, за исключением г-жа Емельянова, 3 000 (три тысячи евро) и EUR 6 000 (шесть тысяч евро) г-же Емельяновой, рублями по курсу, действующему на дату оплаты, компенсации морального вреда, плюс любой налог, который может быть взыскан с заявителями в качестве налога;

б) что по истечении указанного срока до платежа, на эти суммы должны начисляться проценты по ставке, равной предельной процентной ставки Европейского центрального банка на период неуплаты, плюс три процентных пункта;

7. Отклоняет остальные требования о справедливой компенсации. 

Совершено на французском языке, и уведомление в письменном виде 14 марта 2013 года, в соответствии с Правилом 77 § § 2 и 3 Правил.

Андре Ханлар Гаджиев

Заместитель Председателя Секретариата

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить