Решения Европейского суда по правам человека

Поиск решений ЕСПЧ по ключевым словам

Постановление ЕСПЧ Струк против Республики Молдова

 Дата Постановления: 04/03/2013. Номер жалобы: 40131/09. Статьи Конвенции: 3, 6, 13. Уровень значимости: 3. 

Суть: Заявитель жаловался на жестокое обращение в отношении него со стороны полицейских, на бесчеловечные условия содержания под стражей, на то, что ему не предоставляли соответствующую медицинскую помощь во время заключения, на незаконное содержание под стражей и на чрезмерную длительность производства по его уголовному делу. 

 

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО СТРУК пр. РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА

(Жалоба № 40131/09)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

4 декабря 2012 года

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ

04/03/2013

Может быть подвергнуто редакционной правке.

 

В деле Струк пр. Республики Молдова,

Европейский суд по правам человека (третья секция), заседая в составе Палаты, в которую вошли:

Жозэп Касадеваль, председатель Палаты,
Альвина Гюлумян,
Корнелиу Бырсан,
Ян Шикута,
Луис Лопес Герра,
Нона Цоцория,
Кристина Пардалос, судьи,
и Сантьяго Кесада, cекретарь cекции,

заседая 13 ноября 2012 года, за закрытыми дверями, вынес в тот же день следующее постановление:

ХОД ПРОЦЕССА

1. Дело было инициировано жалобой (№ 40131/09), против Республики Молдова, поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - конвенция), гражданином Республики Молдова, г-ном Олегом Струк (далее - заявитель), 10 июня 2009 года.

2. Интересы заявителя представлял в суде г-н А. Бричак, адвокат, практикующий в мун. Кишинэу. Власти Республики Молдова (далее - власти) представлял уполномоченный Республики Молдова при Европейском суде по правам человека г-н В. Гросу.

3. Заявитель жаловался, в частности, на жестокое обращение в отношении него со стороны полицейских, на бесчеловечные условия содержания под стражей, на то, что ему не предоставляли соответствующую медицинскую помощь во время заключения, на незаконное содержание под стражей и на чрезмерную длительность производства по его уголовному делу.

4. 17 декабря 2009 года Европейский суд уведомил власти о жалобе. Также, Суд решил рассмотреть жалобу по существу одновременно с решением вопроса о её приемлемости (согласно положениям пункта 1 статьи 29 Конвенции).

5. Поскольку г-н Михай Поалелунжь, судья, избранный от молдавского государства, являющегося стороной в деле, (статья 6 Регламента Европейского суда), вышел в отставку, председатель палаты избрал г-на Яна Шикута судьёй ad hoc (пункт 4 статьи 26 Конвенции и пункт 1 статьи 29 Регламента Суда).

ФАКТЫ

6. Заявитель родился в 1980 году и проживает в мун. Бэлць.

7. 16 августа 2006 года заявителя арестовали вместе с другим лицом, обвинив его в совершении злостного хулиганства, то есть действия, совершенного с причинением телесного повреждения ножом другому лицу. 18 января 2007 года прокурор составил обвинительное заключение и направил дело в суд.

A. Жалобы заявителя на жестокое обращение и на расследование в связи с этим

8. В своей жалобе от 14 февраля 2007 года заявитель, который в то время содержался под стражей в Комиссариате полиции Унгень, сообщил Суду Унгень о жестоком обращении, которое имело место в тот день около 17.00 часов со стороны сотрудника полиции Р.Б., который избил его кулаками и ногами, нанеся ему черепно-мозговую травму с кровоточащей раной, а также причинив боль в грудной клетке и левой ноге. Также жалобу подписали два сокамерника заявителя (С. и П.), которые подтвердили, что видели телесные повреждения на теле заявителя.

9. По утверждению властей эта жалоба была подана в прокуратуру 16 февраля 2007 года, а заявитель показал, что он не подал жалобу раньше, поскольку боялся повторного жестокого обращения в отношении него. Но после встречи со своим адвокатом 16 февраля 2007 года, заявитель официально подал жалобу о жестоком обращении в отношении него, которое имело место двумя днями раньше.

10. 16 февраля 2007 года вызвали машину скорой помощи для заявителя. Врач установил острую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, контузию мягких тканей в брюшной области и левого бедра, а также ссадины.

11. 27 февраля 2007 года Прокуратура Унгень установила, что С., сокамерник заявителя подтвердил тот факт, что 14 февраля 2007 года заявитель сказал ему, что его в тот день избили, и он видел травмы на голове заявителя. Также он показал, что заявитель попросил сотрудников Комиссариата полиции вызвать машину скорой помощи, но они отказали ему. Также было установлено, что 14 февраля 2007 года заявителя забрали из камеры около 17.00 часов и отвели в кабинет г-на Б., заместителя комиссара Комиссариата полиции Унгень. Р.Б. показал, что в указанное время он находился в мун. Кишинэу и не применял бесчеловечного обращения в отношении кого-либо. Согласно отчету судебно-медицинской экспертизы от 19 февраля 2007 года, ссадины в теменной области с правой стороны, обнаруженные у заявителя, были нанесены ударом или тупым предметом, возможно 14 февраля 2007 года. 23 февраля 2007 года заявителя проконсультировал врач-невропатолог, который не выявил объективных признаков сотрясения мозга. В конечном итоге, прокурор признал, что заявитель „постоянно симулирует, что плохо себя чувствует, его неоднократно сопровождали в поликлинику Унгень, не установив у него никакой болезни”. Прокурор постановил об отказе в возбуждении уголовного преследования в отношении гр. Р.Б. из-за отсутствия в его действиях состава преступления. Заявитель обжаловал это постановление в суде Унгень.

12. 12 апреля 2007 года мать заявителя подала жалобу в Генеральную прокуратуру против отказа прокуратуры Унгень в возбуждении уголовного преследования. 10 мая 2007 года Генеральная прокуратура ответила, что они проверили приведенные утверждения и признали жалобу необоснованной.

13. 13 февраля 2008 года прокурор вынес новое постановление об отказе в возбуждении уголовного преследования по жалобам заявителя по поводу жестокого обращения.

14. 29 февраля 2008 года Суд Унгень отклонил жалобу заявителя, поданную против постановления прокурора от 27 февраля 2007 года, поскольку не был соблюден порядок подачи жалобы касательно постановления об отказе в возбуждении уголовного преследования вышестоящим прокурором.

15. 16 июня 2009 года адвокат заявителя ходатайствовал об отмене постановлений прокурора от 27 февраля 2007 года и 13 февраля 2008 года. Он сослался на констатирования Высшей судебной палаты в своем решении от 9 сентября 2008 года (см. параграф 36 ниже).

16. 18 июня 2009 года Прокуратура Унгень отклонила исковое заявление адвоката заявителя как необоснованное, постановив, что не было установлено факта жестокого обращения в отношении заявителя. 24 июня 2009 года адвокат заявителя обжаловал постановление в суде Унгень. 7 июля 2007 года суд Унгень принял исковое заявление и отменил постановления прокурора от 27 февраля 2007 года, 13 февраля 2008 года и 16 июня 2009 года.

17. 21 августа 2009 года было возбуждено уголовное преследование по жалобе заявителя по поводу жестокого обращения.

18. 12 октября 2009 года заявитель ходатайствовал об официальном признании его в качестве потерпевшей стороны в рамках уголовного преследования. 20 октября 2009 года суд Унгень постановил о переводе заявителя в пенитенциарное учреждение №13 Кишинэу в изолятор предварительного заключения Комиссариата полиции Унгень на двадцать дней для того, чтобы официально признать его в качестве потерпевшей стороны и чтобы допросить его.

19. 17 декабря 2009 года прокурор прокуратуры Унгень признал заявителя потерпевшей стороной. 21 декабря 2009 года заявитель ходатайствовал об освобождении с должности и аресте Р.Б. 22 декабря 2009 года его требование отклонили.

20. 23 декабря 2009 года заявитель ходатайствовал о передаче его дела в Генеральную прокуратуру в целях обеспечения предупреждения некоторых возможных воздействий со стороны Р.Б. на прокуроров прокуратуры Унгень, поскольку Р.Б. продолжал работать в качестве сотрудника полиции в Комиссариате полиции Унгень. Также заявитель жаловался на отсутствие своего адвоката на очной ставке между ним и Р.Б., в ходе которой последний угрожал ему физической расправой, в присутствии прокурора, по причине его жалоб, на что прокурор никак не отреагировал. Эта жалоба была отклонена прокуратурой Унгень 1 февраля 2009 года.

21. 31 декабря 2009 года прокурор постановил об отказе в возбуждении уголовного преследования в отношении Р.Б. по причине того, что не были установлены обстоятельства преступления. Заявитель обжаловал это постановление в суде Унгень. 17 июня 2010 года суд отклонил жалобу заявителя как необоснованную.

B. Условия содержания под стражей, состояние здоровья заявителя и медицинская помощь, предоставленная в период содержания под стражей

22. Заявитель утверждает, что по причине условий содержания под стражей он заболел легочным туберкулезом и пневмонией. Заявителя содержали в пяти пенитенциарных учреждениях в период предварительного ареста; он не уточнил дату переводов из одного учреждения в другое. Из его переписки с различными государственными органами и из медицинских журналов вытекает, что заявителя содержали в пенитенциарном учреждении №13 30 октября и 14 ноября 2006 года, после чего его перевели обратно в Комиссариат полиции Унгень. 5 апреля 2007 года его перевели в пенитенциарное учреждение № 11, а 16 ноября 2007 года в пенитенциарное учреждение № 13.

23. 25 декабря 2006 года мать заявителя подала исковое заявление судье по уголовному преследованию, в котором истребовала временное освобождение ее сына для помещения его в больницу в целях оказания лечения по двум заболеваниям, которыми он страдает. Заявитель подал похожие заявления 7, 12 и 20 февраля 2007 года.

24. В неустановленный день перед 13 февраля 2007 года, врач-специалист по вопросам респираторной медицины в поликлинике Унгень представил Прокуратуре Унгень информацию, согласно которой вследствие осмотра заявителя 26 октября и 21 декабря 2006 года он не выявил каких-либо данных для того, чтобы поставить диагноз активной формы туберкулеза, а лишь признаки предыдущего эпизода туберкулеза. 13 февраля 2007 года прокурор прокуратуры Унгень отклонил жалобы заявителя, отметив, что его неоднократно перевозили в поликлинику Унгень, после чего он пожаловался, что болеет туберкулезом. Более того, его систематически осматривали врачи скорой помощи в период содержания его под стражей. Но в каждый раз диагноз туберкулеза не подтверждался и он не состоял на учете у врача фтизиопульмонолога. Врачи прописали ему необходимое лечение для хронического бронхита.

25. Согласно медицинской справке от 19 декабря 2006 года, заявителя перевезли из Комиссариата полиции Унгень в пенитенциарное учреждение № 11 для „повторения лечения”; справка гласит о его диагнозе «легочный туберкулез» и содержит отметку о назначении лечения.

26. 30 марта 2007 года прокурор прокуратуры Унгень сообщил комиссару комиссариата полиции Унгень о том, что 22 марта 2007 года было установлено, что лицам, которые содержатся в изоляторе комиссариата, разрешено лишь 20 минут в день на прогулку, вопреки положениям закона, который гласит, что заключенным разрешено гулять не менее одного часа в день. Помимо этого, в камерах преобладает неприятный запах, что указывает на плохую проветриваемость помещений и на то, что они дезифенцированны несоответствующим образом.

27. 11 марта 2010 года заявитель ходатайствовал о его переводе в больницу для заключенных (пенитенциарное учреждение № 16 Прункул), но не получил никакого ответа. Он подал похожее заявление и 22 марта 2010 года. 24 марта 2010 года начальник пенитенциарного учреждения № 3 Леова сообщил ему, что его скоро переведут. 19 апреля 2010 года заявитель подал жалобу в Департамент пенитенциарных учреждений, приведя довод, что его еще не перевели. 3 мая 2010 года он подал жалобу начальнику пенитенциарного учреждения № 6 Сорока, приведя довод, что его жизнь находится в опасности. В дальнейшем его перевели в пенитенциарное учреждение № 3 Леова. 6 мая 2010 года заявитель подал жалобу в Генеральную прокуратуру, в которой жаловался на условия содержания под стражей и нарушение его права на телефонные переговоры. 24 сентября 2010 года его якобы избили во время ежедневной прогулки, но надзиратели отсутствовали по неизвестным причинам.

28. 23 марта 2010 года начальник Департамента пенитенциарных учреждений сообщил уполномоченному Республики Молдова при Европейском суде по правам человека об условиях содержания заявителя под стражей и о состоянии его здоровья. Согласно этому письму, на тот момент заявитель содержался в заключении в пенитенциарном учреждении № 13, в освещенных, проветриваемых и достаточно отапливаемых помещениях, соответствующих законным требованиям, снабженных раковиной и туалетом, отделенным стенкой от остального жилого помещения. Заявителю предоставляли медицинскую помощь; список медицинских осмотров и вмешательств изложили более чем на пяти страницах. Врачи пенитенциарного учреждения оказывали особое внимание проверке того, если туберкулез заявителя рецидивировал. В этих целях, заявитель прошел специфические тесты на выявление наличия активной формы туберкулеза, в том числе радиограммы, со времени его прибытия 7 сентября 2006 года в пенитенциарное учреждение № 13, а также ежедневно между 26 и 29 октября 2006 года, впоследствии с 30 ноября и 1 декабря 2006 года, с 26 февраля 2007 года, и с тех пор постоянно. Но каждый раз диагноз активной формы туберкулеза не подтверждался. Тесты показали, что есть только признаки туберкулеза, который заявитель перенес в 2001 году в России. По этой причине заявителя не зарегистрировали в Информационной системе мониторинга туберкулеза. В письме прилагались медицинские справки, подтверждающие вышеизложенное. Заявитель не представил доказательств в опровержение вышеизложенного.

C. Жалобы заявителя на незаконное содержание под стражей

29. В неустановленный день заявитель подал жалобу в Апелляционную палату Бэлць, в которой он жаловался на незаконное содержание его под стражей в период с 30 октября - 14 ноября 2006 года, поскольку нет ни одного постановления об аресте, выданного на его имя в этот период времени. Он ходатайствовал о возбуждении уголовного преследования в связи с его незаконным содержанием под стражей. Жалоба была перенаправлена в прокуратуру Унгень, которая отклонила ее 15 августа 2007 года.

30. 17 августа 2009 года заявитель ходатайствовал перед Генеральной прокуратурой об отмене постановлений прокурора от 27 июня и 15 августа 2007 года об отказе в возбуждении уголовного преследования по поводу незаконного содержания его под стражей. Не ясно, если заявитель получил ответ.

31. 18, 19 и 24 августа 2009 года заявитель подал жалобы в Генеральную прокуратуру, суд Унгень и Апелляционную палату Бэлць, потребовав немедленно освободить его на основании решения Высшей судебной палаты от 9 сентября 2008 года (см. дополнительно параграф 36), но его жалобу отклонили.

D. Уголовное судопроизводство в отношении заявителя

32. 4 апреля 2007 года суд Унгень признал заявителя виновным и приговорил к 9-ти годам тюремного заключения. Суд установил, что в ночь 13 августа 2006 года он вместе с другим лицом совершили несколько преступлений: сначала они нанесли оскорбление сотрудникам одного бара, разбили бутылки пива, после чего разругались с клиентами другого бара, а заявитель заколол одного из них ножом. Позднее в тот же вечер, они нанесли оскорбление и ударили девушку, после чего она отказала им вступить с ними в сексуальную связь. Также суд постановил оставить меру пресечения в виде предварительного ареста в отношении заявителя без изменений.

33. 6 июня 2007 года Апелляционная палата Бэлць оставил приговор без изменений.

34. 4 декабря 2007 года Высшая судебная палата отменила решение Апелляционной палаты Бэлць, определив, что апелляционная инстанция не высказалась по поводу жалобы заявителя на жестокое обращение. Дело было направлено на повторное рассмотрение в ту же апелляционную инстанцию.

35. 12 марта 2008 года Апелляционная палата Бэлць оставила приговор суда первой инстанции без изменений. Апелляционная палата Бэлць отметила, что не было установлено факта жестокого обращения в отношении заявителя, как следует из постановлений об отказе в возбуждении уголовного преследования, вынесенных прокурором 27 февраля 2007 года и 13 февраля 2008 года.

36. 9 сентября 2008 года Высшая судебная палата отменила это постановление. Высшая судебная палата отметила, что суд низшей инстанции не установил тот факт, что прокурор не провел быстрого и эффективного расследования в связи с жалобой заявителя на жестокое обращение в отношении него, несмотря на то, что имелись доказательства в этом направлении. По мнению Высшей судебной палаты, было достаточно доказательств для установления того, что сотрудники полиции применили жестокое обращение в отношении заявителя в нарушение статьи 3 Конвенции. Своим судебным заключением от 29 февраля 2008 года судья по уголовному преследованию отказал в рассмотрении жалобы заявителя по существу и не отправил жалобу компетентному прокурору, в соответствии с положениями закона, а отклонил ее. Более того, обоснования, приведенные прокурором для отказа в возбуждении уголовного преследования, были в противоречии с собственными констатированиями, а именно с тем, что телесные повреждения были нанесены заявителю, в то время как он содержался под стражей и на попечении полиции. Также Высшая судебная палата признала, что были нарушены права заявителя, гарантированные статьями 6 и 13 Конвенции. В заключительной части судебного решения, суд не отметил каких-либо нарушений прав заявителя, но постановил о повторном рассмотрении дела.

37. 20 января 2010 года Апелляционная палата Бэлць частично приняла апелляцию, поданную заявителем, оставив приговор в отношении него без изменений и сократив наказание до семи лет тюремного заключения.

38. 16 июня 2010 года Высшая судебная палата отклонила кассационную жалобу, поданную заявителем. Суд отметил, что Апелляционная палата Бэлць учла рекомендации решения Высшей судебной палаты от 9 сентября 2008 года, изучила все доказательства, представленные сторонами, и оценила их в тексте своего решения. Решение является бесповоротным.

E. Гражданский иск, поданный заявителем в целях компенсации понесенного ущерба

39. 9 декабря 2011 года заявитель подал гражданский иск против Министерства финансов, потребовал возмещение убытков за чрезмерную длительность производства по уголовному делу в отношении него. 13 февраля 2012 года Апелляционная палата Кишинэу приняла иск и присудила ему 5000 молдавских леев (примерно 317 евро на тот момент) в качестве в качестве возмещения морального вреда, а также 2000 молдавских леев (127 евро) в качестве компенсации судебных расходов. После вынесения Высшей судебной палатой окончательного решения от 11 апреля 2012 года данное постановление осталось без изменений.

ПРАВО

I. ЖАЛОБЫ НА ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ В ОТНОШЕНИИ ЗАЯВИТЕЛЯ И РАССЛЕДОВАНИЕ В СВЯЗИ С ЭТИМ, СФОРМУЛИРОВАННЫЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 3 КОНВЕНЦИИ

40. Заявитель жаловался на жестокое обращение со стороны полиции и на неэффективность расследования его жалобы о жестоком обращении. Он основал свои доводы на положение статьи 3 Конвенции, которая гласит следующее:

„Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию.”

A. Приемлемость

Возражения властей

41. Власти утверждали, что заявитель подал жалобы в Суд по истечении крайнего срока подачи жалоб, составляющего шесть месяцев, предусмотренного статьей 34 Конвенции. Власти ссылались на довод, что решение Высшей судебной палаты от 9 сентября 2008 года (см. дополнительно параграф 36), на которое заявитель обратил особое внимание, является окончательным решением по жалобам, сформулированным в соответствии со статьей 3. Следовательно, настоящая жалоба (поданная 10 июня 2009 гожа) была подана, допустив просрочку крайнего срока подачи жалоб.

42. Суд определил, что судебное постановление, на которое ссылались власти, не было окончательным, поскольку в нем постановили о повторном рассмотрении дела судом низшей инстанции (см. дополнительно параграф 36). Окончательное решение было принято лишь 16 июня 2010 года (см. дополнительно параграф 38). Следовательно, данное возражение должно быть отклонено.

43. Также, власти утверждали, что приняв во внимание точные констатирования Высшей судебной палаты в решении от 9 сентября 2008 года (см. дополнительно параграф 36), заявитель потерял свой статус потерпевшего соразмерно жалобам, сформулированным в соответствии со статьей 3 Конвенции.

44. Суд отметил, что судебное решение по данному делу повлекло за собой направление дела на повторное рассмотрение в суд низшей инстанции, без того, чтобы его постановляющая часть ссылалась на нарушение прав заявителя. Более того, невозможно присудить компенсацию за неимением констатирований суда касательно нарушения прав заявителя. Следовательно, заявитель вправе утверждать, что он является потерпевшим вследствие нарушения прав, гарантированных Конвенцией. Следовательно, данное возражение должно быть отклонено.

45. В своих возражениях от 7 декабря 2010 года власти утверждали, что жалобы заявителя, сформулированные в соответствии со статьей 3 Конвенции, были поданы в Суд преждевременно, поскольку дело еще рассматривается в национальных судебных инстанциях. Власти ходатайствовали перед Судом отклонить эти жалобы по причине не исчерпания внутренних путей защиты.

46. Суд отмечает, что в тот день, когда стороны представили свои окончательные возражения (заявитель – в сентябре 2010 года, а власти– в декабре 2010 года), национальные суды уже вынесли окончательное судебное постановление по жалобам заявителя, поданным на основании статьи 3 Конвенции (см. дополнительно параграф 38). Следовательно, данное возражение также должно быть отклонено.

47. Суд отметил, что данные жалобы не являются явно необоснованными по смыслу подпункта (a) пункта 3 статьи 35 Конвенции. В дальнейшем, Суд определил, что они не являются неприемлемыми ни на каких-либо других основаниях. Следовательно, они являются приемлемыми.

B. По существу жалобы

1. Доводы сторон

48. Заявитель жаловался на жестокое обращение во время содержания его под стражей, что подтверждается медицинскими справками и заявлениями сокамерников заявителя. Он утверждал, что сотрудник полиции Р.Б. жестоко обращался с ним и что расследование по его жалобе на жестокое обращение не было эффективным.

49. Также заявитель считает, что пенитенциарное учреждение № 13 не предоставляло ему соответствующую медицинскую помощь для лечения его болезни - туберкулеза.

50. Власти выделили констатирования национальных судов, которые отклонили обвинения о жестоком обращении в отношении заявителя. Власти посчитали, что приведя свои возражения о приемлемости жалобы, нет необходимости комментировать содержание жалоб, сформулированных в соответствии со статьей 3 Конвенции.

51. Что касается условий содержания заявителя под стражей и предоставленной ему медицинской помощи, Власти отметили, что в своей первичной жалобе заявитель не оговорил, против каких именно условий содержания под стражей он возражает, поскольку его содержали в трех пенитенциарных учреждениях, в Комиссариате полиции и в двух больницах. Помимо этого, он не представил ни одного описания условий содержания под стражей. В любом случае заявителю предоставили адекватные условия содержания под стражей и значительную медицинскую помощь.

2. Мнение Европейского суда

(a) Предполагаемое жестокое обращение в отношении заявителя

52. Суд напоминает, что когда лицу наносятся телесные повреждения во время его содержания под стражей или когда он находится на попечительстве полиции, любое повреждение в этот период создает сильную презумпцию, что лицо подвергалось жестокому обращению (см. Бурсук пр. Румынии, № 42066/98, § 80, 12 октября 2004 года). Следовательно, государству надлежит представить правдоподобные объяснения о причинах травм, несоблюдение которых поднимает очевидный вопрос, в соответствии со статьей 3 Конвенции (Пруняну пр. Молдовы, № 6888/03, § 44, 16 января 2007 года).

53. При оценке доказательств Суд обычно применяет критерий доказанности «при отсутствии обоснованного сомнения» (см. решение по делу Ирландия против Соединенного Королевства от 18 января 1978 года, серия A № 25). Однако такая доказанность может вытекать из совместного существования достаточно обоснованных, очевидных и согласующихся друг с другом предположений или аналогичных не опровергнутых допущений каких-либо фактов. В случае если события в деле полностью или по большей части находятся в сфере исключительной осведомленности властей, как в деле, где фигурируют лица, находящиеся под их контролем под стражей, возникают обоснованные предположения фактов в отношении травм, которые происходят во время нахождения под стражей. Более того, можно считать, что бремя доказывания лежит на властях, которые должны предоставить удовлетворительное и убедительное объяснение (см., Салман пр. Турции[MC], № 21986/93, § 100, ЕСПЧ 2000-VII).

54. По данному делу заявителя задержали 16 августа 2006 года, и он с тех пор он содержался под стражей. 16 февраля 2007 он подал жалобу о жестоком обращении в отношении него и в тот же день врач скорой помощи обнаружил на его теле травмы и сделал заключение, что он перенес черепно-мозговую травму (см. дополнительно параграф 10). В отчете судебно-медицинского осмотра от 19 февраля 2007 года был подтвержден факт, что у заявителя была ссадина в теменной области справа (см. дополнительно параграф 11). Помимо этого, сокамерники заявителя подтвердили, что после того как заявителя вывели из камеры 14 февраля 2007 года, они увидели на его теле телесные повреждения. Также подтвердился тот факт, что в тот день заявителя на самом деле вывели из камеры (см. дополнительно параграф 11).

55. Суд полагает, что отсутствие правдоподобных объяснений вышеназванных доказательств, доказывает правдоподобность доводов, приведенных заявителем о жестоком обращении в отношении него в период содержания под стражей. В то время как основной задачей национальных судов является установление виновности или невиновности некоторых лиц, обвиняемых в применении жестокого обращения, государство обязано предупредить такое обращение в местах заключения. Таким образом, Суд допускает, что в отношении заявителя было применено жестокое обращение, также как определила и Высшая судебная палата в своем решении от 9 сентября 2008 года (см. дополнительно параграф 36). Вышеизложенных констатирований достаточно для того, чтобы выявить нарушение статьи 3 Конвенции с материальной точки зрения.

(b) Расследование жалобы заявителя на жестокое обращение

56. Суд приходит к выводу о том, что если лицо делает обоснованные заявления о том, что пострадало от нарушений статьи 3 во время нахождения на попечении полиции или других государственных чиновников, данная норма, читаемая в сочетании со статьей 1 Конвенции об общих обязательствах государств « по обеспечению каждому в пределах юрисдикции прав и свобод, предусмотренных Конвенцией», требует проведения эффективного официального расследования. Так же как и при проведении расследования по статье 2, такое расследование должно быть способно привести к установлению и наказанию виновных. В противном случае, общий запрет на пытки и бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, был бы, несмотря на его фундаментальную важность, неэффективным на практике и дал бы возможность в некоторых случаях государственным чиновникам злоупотреблять правами тех, кто находится под их контролем, потенциально безнаказанно (см., среди прочих прецедентов, Лабита пр. Италии [MC], № 26772/95, § 131, ЕСПЧ 2000-IV).

57. Не вызывает сомнений, что в данном контексте фигурирует требование о быстром прохождении и разумном сроке судопроизводства. Скорая реакция со стороны органов власти под видом расследования жалоб о жестоком обращении может быть существенной для удержания общественного доверия касательно соблюдения верховенства закона и для предупреждения любого вмешательства или потворства незаконных актов (см., среди прочих прецедентов, Инделикато пр. Италии, №31143/96, § 37, 18 октября 2001 года, и Бати и другие пр. Турции (№ 33097/96 и 57834/00, § 136, ЕСПЧ 2004‑IV (выписки)).

58. В настоящем деле Суд отмечает, что жалоба заявителя была зарегистрирована органами власти 16 февраля 2007 года. Хотя в обоих решениях Высшее судебной палаты была обозначена необходимость в эффективном расследовании жалоб заявителя о жестоком обращении (см. параграфы 34 и 36 выше), в конечном итоге прокурор постановил о возбуждении уголовного преследования только 21 августа 2009 года, то есть спустя два с половиной года с момента подачи жалобы. Ни национальные органы, ни власти не представили объяснений этой задержки. Это несовместимо с обязательством проведения быстрого расследования, принимая во внимание риск, что доказательства жестокого обращения со временем пропадают, а травмы излечиваются (см. Пэдурец пр. Молдовы, № 33134/03, § 63, 5 января 2010 года).

59. Также из материалов дела следует, что после возбуждения уголовного преследования 21 августа 2009 года прошло четыре месяца до 17 декабря 2009 года для того, чтобы прокурор признал заявителя потерпевшим, таким образом, чтобы позволить заявителю активно участвовать в уголовном преследовании (см. дополнительно параграф 19). Более того, это процессуальное действие имело место двумя неделями ранее до завершения уголовного преследования 31 декабря 2009 года, что подтверждает, что заявитель на самом деле не был привлечен к проведению уголовного преследования и ему даже не сообщили о том как оно проходит.

60. Суду достаточно вышеизложенных констатирований чтобы постановить, что национальные власти не выполнили своих обязательств. Следовательно, нарушение статьи 3 Конвенции имело место и с процессуальной точки зрения.

II. ЖАЛОБЫ ЗАЯВИТЕЛЯ НА УСЛОВИЯ СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ, СФОРМУЛИРОВАННЫЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 3 КОНВЕНЦИИ

61. Заявитель жаловался на то, что власти не предоставили ему соответствующую медицинскую помощь и на бесчеловечные условия содержания под стражей, в нарушение положений статьи 3 Конвенции.

A. Предмет жалобы

62. Суд полагает, что новые жалобы на предоставление несоответствующей медицинской помощи для лечения туберкулеза в пенитенциарном учреждении №16, которые были представлены заявителем в неустановленный день после уведомления властей государства-ответчика о жалобе (см. дополнительно параграф 27), являются новыми доводами, которые не составляют предмет настоящего дела. Эти требования были зарегистрированы под отдельной жалобой (№ 20005/12) и не будут рассматриваться в данном деле.

B. Приемлемость

1. Условия содержания под стражей в Комиссариате полиции Унгень

63. Суд напоминает принципы, раскрытые в своей юриспруденции касательно понятия “длящееся заключение”, кратко изложенные в решении по делу И.Д. пр. Молдова (№ 47203/06, §§ 27-31, 30 ноября 2010 года) о применении срока, составляющего шесть месяцев, установленного пунктом 1 статьи 35 Конвенции для жалоб на условия содержания под стражей, когда заявитель содержался в разных пенитенциарных учреждениях в разные периоды времени. Суд указал, что в данном деле, за исключением жалобы на медицинское лечение, нет общих характеристик в описаниях, сделанных заявителем об условиях содержания под стражей пенитенциарных учреждений; заявитель упустил представить подробности об этих учреждениях, за исключением изолятора предварительного заключения Комиссариата полиции Унгень. Суд определил, что не может высказаться по поводу всего периода содержания под стражей как о “длящемся заключении”, поскольку заявитель не описал условия содержания под стражей, после чего его перевели в изолятор предварительного заключения Комиссариата полиции Унгень (см. вышеприведенное решение по делу И.Д. пр. Молдовы, § 30). Следовательно, содержание заявителя под стражей в изоляторе предварительного заключения Комиссариата полиции Унгень, которое завершилось не позднее 5 апреля 2007 года (см. дополнительно параграф 22), следует рассматривать как отдельный период последующего содержания его под стражей в других пенитенциарных учреждениях. Заявитель подал жалобу 10 июня 2009 года без каких-либо препятствий со стороны органов власти до этого. Итак, исходя из того, что жалоба заявителя касается периода содержания под стражей в изоляторе Комиссариата полиции Унгень, который завершился 5 апреля 2007 года, он подал данную жалобу по истечению срока, составляющего шесть месяцев, со дня, когда имело место предполагаемое нарушение, и эта жалоба должна быть признана неприемлемой в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.

2. Условия содержания под стражей после перевода заявителя в изолятор Комиссариата полиции Унгень

64. Суд определил, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта (a) пункта 3 статьи 35 Конвенции. В дальнейшем он отметил, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Поэтому жалоба, о которой идет речь, объявляется приемлемой.

C. По существу жалобы

65. Власти утверждали, что заявителя содержали в адекватных условиях, которые не являли собой плохого обращения в нарушение статьи 3 Конвенции.

66. В данном деле Суд полагает, что заявитель неясно описал условия содержания под стражей, после того, как его перевели из изолятора Комиссариата полиции Унгень. Суд напоминает, что сама ссылка наЕвропейскую конвенцию по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, за неимением доказательств о перенесенных личных страданиях необходимой интенсивности, не может послужить основанием для того, чтобы констатировать, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции (см. Горя пр. Молдовы, № 21984/05, § 50, 17 июля 2007 года).

67. Заявитель выдвинул лишь одно специфическое требование в отношении условий содержания под стражей после своего перевода из изолятора Комиссариата полиции Унгень, а именно что касается жалобы на предоставление ему несоответствующей медицинской помощи.

68. Тем не менее, Суд отметил, что власти представили длинный список случаев, в которых заявителю каждый раз, когда было необходимо, предоставляли необходимую медицинскую помощь, в особенности по мониторингу возможного рецидива туберкулеза (см. дополнительно параграф 28). По мнению Суда не было доказано, что заявителю не предоставляли необходимую медицинскую помощь.

69. В свете вышеизложенного, Суд не убежден, что условия содержания заявителя под стражей, в том числе предоставленная ему медицинская помощь, являют собой обращение, преступившее порог жестокости для применения статьи 3 Конвенции. Следовательно, не имело место нарушение статьи 3 Конвенции в этой части.

III. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

70. Заявитель жаловался на незаконное содержание под стражей в период 30 октября и 14 ноября 2006 года и впоследствии, после чего его дело было направлено в суд. Также он жаловался на то, что власти не освободили его немедленно, после того как Высшая судебная палата вынесла решение от 9 декабря 2008 года. Он ссылался на пункт 1 статьи 5 Конвенции.

Приемлемость

71. Суд отмечает, что по приговору от 4 апреля 2007 года суд Унгень назначил в отношении заявителя меру пресечения в виде предварительного ареста (см. дополнительно параграф 32). Решением от 9 сентября 2008 года, приведенным заявителем, установлено наличие основания полагать, что в отношении заявителя было применено жестокое обращение и что постановили о повторном рассмотрении дела Апелляционной палатой Бэлць, не постановив об освобождении заявителя (см. дополнительно параграф 36). Несмотря на то, что решения Апелляционной палаты Бэлць были отменены дважды, ни одна из высших судебных инстанций не отменила ни приговор суда первой инстанции, ни собственное решение о мере пресечения в виде предварительного ареста. Отсюда следует, что в период после 4 апреля 2007 года заявителя содержали под стражей на основании законно принятого судебного решения.

Следовательно, эта часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с подпунктом (a) пункта 3 и пункта 4 статьи 35 Конвенции.

72. Что касается законности содержания заявителя под стражей до 4 апреля 2007 года, Суд определил, что 15 августа 2007 года прокурор отклонил его жалобу в этом направлении (см. дополнительно параграф 29). Очевидно, заявитель не опротестовал это постановление. Даже, если допустить, что у заявителя не было внутренних путей защиты перед судебными инстанциями, любую жалобу, касающуюся содержания его под стражей до 4 апреля 2007 года, следовало подать в Суд в срок, составляющий шесть месяцев со дня вынесения постановления от 15 августа 2007 года прокурором в целях соблюдения требований статьи 35 Конвенции. Поскольку данная жалоба была подана 10 июня 2009 года, эта часть жалобы, сформулированная в соответствии со статьей 5, должна быть отклонена как поданная несвоевременно по истечению срока, составляющего шесть месяцев, с момента, когда имело место предполагаемое нарушение, и объявляется неприемлемой в соответствии с пунктами и 4 статьи 35 Конвенции.

IV. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

73. Заявитель жаловался на чрезмерную длительность уголовного судопроизводства по делу в отношении него. Он ссылался на пункт 1 статьи 6 Конвенции, которая гласит:

«при предъявлении ему ... любого уголовного обвинения, каждый имеет право на ... разбирательство дела в разумный срок ... судом ...»

A. Приемлемость

74. Суд определил, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта (a) пункта 3 статьи 35 § 3 Конвенции. В дальнейшем, Суд определяет, что она не является неприемлемой ни по каким-либо другим основаниям. Поэтому жалоба, о которой идет речь, объявляется приемлемой.

B. По существу жалобы

75. Заявитель утверждал, что производство по уголовному делу длилось примерно 4 года и было чрезмерно затянутым.

76. Власти опровергли этот довод, утверждая, что заявитель не обосновал свои требования.

77. Европейский суд напомнил, что разумность срока производства по делу должна оцениваться в свете обстоятельств дела и со ссылкой на следующие критерии: сложность дела, действия заявителя и соответствующих властей, а также о значимости предмета спора для заявителя (см., среди прочих прецедентов, Фридлендер пр. Франции [MC], № 30979/96, § 43, ЕСПЧ 2000-VII).

78. В данном деле Суд полагает, что период, который следует принять во внимание, это 13 августа 2006 года, дата, когда возбудили уголовное преследование, вскоре после задержания заявителя. Производство по уголовному делу завершилось вынесением окончательного решения Высшей судебной палаты от 16 июня 2010 года. Следовательно, производство по уголовному делу длилось примерно 3 года и 10 месяцев в судах трех уровней юрисдикции.

79. Также Суд определил некоторую сложность данного дела с двумя обвиняемыми и тремя предполагаемыми отдельными преступлениями (см. дополнительно параграф 32).

80. Суд отметил, что дело дважды направлялось на повторное рассмотрение в апелляционном порядке, в обоих случаях, по сути, по одной причине – не рассмотрение жалобы заявителя на жестокое обращение (см. дополнительно параграфы 34 и 36). Суд полагает, что затягивание, вызванное упущением изучить обстоятельства, установленные высшими судами, которое привело к повторной отмене решений, принятых судами низшей инстанции, в принципе может поднять вопрос с точки зрения пункта 1 статьи 6 Конвенции. Но, принимая во внимание относительно короткую длительность всего уголовного судопроизводства, сложность дела, тот факт, что дело рассматривалось судами трех уровней юрисдикции, с принятием окончательного решения в короткий срок, составляющий четыре года, а также компенсации, присужденные национальными судами (см. дополнительно параграф 39), Суд не может прийти к заключению, что в настоящем деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6.

Следовательно, не имело место нарушение этой статьи.

V. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

81. Заявитель утверждал, что не располагал внутренними эффективными путями защиты в связи с нарушением статьи 3 Конвенции. Он ссылался на статью 13, которая гласит:

„Каждый человек, чьи права и свободы, изложенные в настоящей Конвенции, нарушены, располагает эффективными средствами правовой защиты перед государственными органами...”

A. Приемлемость

82. Суд определил, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта (a) пункта 3 статьи 35 § 3 Конвенции. В дальнейшем, Суд определяет, что она не является неприемлемой ни по каким-либо другим основаниям. Поэтому жалоба, о которой идет речь, объявляется приемлемой.

B. По существу жалобы

83. Заявитель повторил констатирования Суда по делу Островар пр. Молдовы (№ 35207/03, § 112, 13 сентября 2005 года), в которых было установлено, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции по причине отсутствия эффективных путей защиты в Республике Молдова в связи с жалобами на жестокое обращение.

84. Власти опровергли этот довод, утверждая, что за неимением претензии, составленной в соответствии со статьей 3 Конвенции, невозможно отдельно признать, что имело место нарушение статьи 13.

85. Суд постановил выше, что государство нарушило права заявителя на то, что никто не должен подвергаться бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению и право располагать эффективными средствами правовой защиты по своим жалобам о жестоком обращении. Следовательно, жалобы заявителя в этой части являются „обоснованными» по смыслу статьи 13 (см. Бойл и Райс пр. Соединенного Королевства, 27 апреля 1988 года, § 52, серия A № 131).

86. Суд постановил ранее, что национальное законодательство предусматривает, что лицо может потребовать компенсации морального вреда и возмещения материального ущерба, только, если ущерб нанесен вследствие незаконных действий. Следовательно, заявитель не располагал ни одним путем защиты, не зависящим от результатов уголовного преследования. В то же время, по настоящему делу национальные власти, которые провели уголовное преследование, пришли к заключению, что незаконных действий не выявлено. Следовательно, любой гражданский иск, поданный против Р.Б. или других лиц, был бы неэффективным (см.Пруняну пр. Молдовы, № 6888/03, § 69, 16 января 2007 года).

87. При таких обстоятельствах, Суд делает заключение, что заявитель не располагал внутренним эффективным путем защиты, который позволил бы ему требовать компенсацию за жестокое обращение в его отношении в контексте событий, произошедших 10 мая 2001 года, независимо от эволюции уголовного преследования (см. Корсаков пр. Молдовы, № 18944/02, §§ 80-82, 4 апреля 2006 года, и дополнительно приведенное решение по делу Пруняну, § 70).

Следовательно, имело место нарушение статьи 13 Конвенции, что касается жалобы заявителя на жестокое обращение.

VI. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

88. Статья 41 Конвенции гласит:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”

A. Ущерб

89. Заявитель потребовал 86000 евро в качестве возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда. Он отметил, что у него нет ни одного доказательства в поддержку своего требования о возмещении материального ущерба, а именно в поддержку того, что ему нужно было покупать лекарства для лечения болезни, полученной во время содержания под стражей. Что касается морального вреда, он утверждал, что пострадал вследствие жестокого обращения и неэффективного расследования его жалобы,  бесчеловечных условий содержания под стражей и предоставления несоответствующей медицинской помощи, а также вследствие незаконного содержания его под стражей и чрезмерной длительности производства по уголовному делу в отношении него. Также он утверждал, что также пострадал из-за страха за свою жизнь, после того, как он подал жалобу против Р.Б.

90. Власти утверждали, что заявитель не может претендовать на компенсацию в отсутствии нарушения права, гарантированного Конвенцией. В любом случае, запрошенная сумма компенсации завышенная в свете принципов юриспруденции Суда по делам против Республики Молдова.

91. Заявитель не представил доказательств в поддержку своего требования о материальном ущербе. Следовательно, Суд не присуждает ничего в этом смысле. Принимая во внимание нарушения, констатированные выше, Суд полагает, что в настоящем деле оправдывается присудить компенсацию за понесенный моральный вред. Справедливо оценив, Суд присуждает заявителю сумму 8000 евро.

B. Судебные расходы и издержки

92. Заявитель потребовал 2800 евро в качестве компенсации судебных расходов. Он представил подробный список всех часов, проведенных со своим адвокатом по данному делу (40 часов по ставке 70 евро в час).

93. Власти полагают, что расходы никак не связаны с предполагаемым нарушением статьи 3 Конвенции и не могут быть возмещены по той причине, что представленные квитанции представляют собой расходы, понесенные в уголовных судопроизводствах на национальном уровне.

94. Суд еще раз повторяет, что все издержки и расходы, которые могут быть возмещены по статье 41, должны быть необходимы, фактически понесены, обязательно связаны с нарушением Конвенции и быть разумными (см., например, Нильсен и Джонсон пр. Норвегии [MC], № 23118/93, § 62, ЕСПЧ 1999-VIII).

95. В настоящем деле, принимая во внимание подробный список времени, потраченного на представление заявителя перед Судом, а также вышеприведенные критерии, Суд присуждает сумму в размере 1400 евро в качестве возмещения издержек и расходов.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

96. Европейский суд счел, что процентная ставка за просрочку платежа должна быть установлена в размере предельной годовой ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Объявил приемлемыми жалобы, сформулированные в соответствии со статьей 3, на жестокое обращение в отношении заявителя и расследование этой жалобы и на условия содержания под стражей после 5 апреля 2007 года, а также жалобы, сформулированные в соответствии с пунктом 1 статьи 6 и статьей 13 Конвенции, а остальные жалобы неприемлемыми;

2. Постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции, что касается жалоб заявителя о жестоком обращении и расследовании этих жалоб;

3. Постановил, что не имело место нарушение статьи 3 Конвенции, что касается условий содержания заявителя под стражей;

4. Постановил что не имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

5. Постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции;

6. Постановил:

(a) что государство-ответчик обязано выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда постановление станет окончательным согласно пункту 2 статьи 44 Конвенции, следующие суммы, с конвертацией этих сумм в молдавские леи по курсу, действующему в стране на дату исполнения постановления;

(i) 8000 евро (восемь тысяч евро) в качестве компенсации морального вреда, а также все налоги, которые могут быть собраны с этой суммы;

(ii) 1400 евро (одна тысяча четыреста евро), в качестве возмещения издержек и расходов, а также все налоги, которые могут быть собраны с этой суммы;

(b) что со дня истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты простые проценты подлежат начислению на эти суммы в размере, равном предельной годовой ставке Европейского центрального банка плюс три процента;

7. Единогласно отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке и уведомлено от 4 декабря 2012 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 77 Регламента Суда.

Сантьяго Кесада Жозэп Касадеваль
секретарь секции председатель палаты

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить