Решения Европейского суда по правам человека

Поиск решений ЕСПЧ по ключевым словам

Постановление ЕСПЧ Кроитору против Молдовы

 

Дата Постановления: 20/07/2004. Номер жалобы: 18882/02. Статьи Конвенции: 6, 29, 41. Уровень значимости: 3.
Суть:  Заявительница в своей жалобе указала, что неисполнение судебного решения является нарушением ее права на разрешение спора о гражданских правах судом, которое гарантировано статьей 6 Конвенции, и ее права на уважение своей собственности, гарантированного статьей 1 Протокола № 1 Конвенции.

 

 

 

Европейский Суд по правам человека

Четвертая секция

Дело «Кроитору (Croitoru) против Молдовы»

(Жалоба № 18882/02)

Постановление

Страсбург, 20 июля 2004 г.

Настоящее постановление становится окончательным согласно условиям пункта 2 статьи 44 Конвенции. В текст могут быть внесены редакционные поправки. 

В деле «Кроитору против Молдовы» Европейский Суд по правам человека (Четвертая секция), заседая палатой в составе:

Сэра Николаса Братцы (Nicolas Bratza), Председателя,

М. Пеллонпаа (M. Pellonpää),

Х. Касадеваля (J. Casadevall),

С. Павловски (S. Pavlovschi),

Х. Боррего Боррего (J. Borrego Borrego),

Е. Фюра-Сандстрём (E. Fura-Sandström)

Л. Мийович (L. Mijović), судей,

при заместителе секретаря секции Ф. Элен-Пассо (F. Elens-Passos), 29 июня 2004 г. провел совещание за закрытыми дверями и вынес следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело возбуждено по жалобе (№ 18882/02) на Республику Молдова, поданной в Суд 14 марта 2002 г. гражданкой Молдовы г-жой Юлией Кроитору (далее – заявительница) согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция).

2. Интересы заявительницы представляла г-жа Л. Ябанджи (L. Iabangi), выступавшая от имени «Хельсинского комитета по правам человека в Молдове», неправительственной организации cо штаб-квартирой в Кишиневе. Правительство Молдовы (далее – правительство) было представлено своим уполномоченным лицом г-ном В. Пырлогом (V. Pârlog).

3. Заявительница в своей жалобе указала, что неисполнение судебного решения от 30 октября 2000 г. явилось нарушением ее права на разрешение спора о гражданских правах судом, которое гарантировано статьей 6 Конвенции, и ее права на уважение своей собственности, гарантированного статьей 1 Протокола № 1 Конвенции.

4. Жалоба была передана в ведение Четвертой секции Суда. 4 февраля 2003 г. палата секции приняла решение направить сообщение о жалобе правительству. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции она приняла решение рассмотреть жалобу по существу дела одновременно с вопросом о ее приемлемости.

I. Обстоятельства дела

5. Заявительница, г-жа Юлия Кроитору, гражданка Молдовы, родилась в 1938 г. и проживает в г. Кишиневе.

6. В 2000 г. она подала в районный суд г. Кишинева гражданский иск к министерству финансов. Она требовала выплаты компенсации по вкладам ее родителей в Сберегательном банке на основании решения Парламента от 29 июля 1994 г. о переоценке сбережений граждан в Сберегательном банке с целью компенсации потерь, вызванных инфляцией.

7. 30 октября 2000 г. Рышканский районный суд принял решение о выплате заявительнице компенсации в размере 2940 молдавских лей (в то время эквивалентных 287,51 евро). Данное решение не было обжаловано и вступило в силу. В тот же день суд выдал исполнительный лист и направил его в Государственное казначейство. Однако, в исполнении решения суда было отказано по причине отсутствия средств на счете министерства финансов.

8. В течение всего 2001 г. заявительница обращалась с жалобами о неисполнении решения в Рышканский районный суд и министерство юстиции. В письме от 26 января 2001 г. министерство потребовало от районного суда обеспечить исполнение решения и проинформировать заявительницу о результатах исполнительного производства. В письме от 26 марта 2001 г. председатель Рышканского районного суда проинформировал заявительницу, что исполнительный лист, выданный в связи с решением суда от 30 октября 2000 г., был направлен в министерство финансов для исполнения и что 9 февраля 2001 г. заместитель министра финансов проинформировал председателя районного суда, что судебное решение не может быть исполнено, поскольку в годовом государственном бюджете не выделены средства на исполнение судебных решений.

9. Судебное решение от 30 октября 2000 г. было исполнено 22 апреля 2003 г., после того как Суд 4 февраля 2003 г. направил правительству сообщение о жалобе.

II. Соответствующее внутреннее право

10. Имеющие отношение к делу нормы Гражданского процессуального кодекса, действовавшие в то время, предусматривали:

«Статья 336. Постановления судов и других органов, подлежащие исполнению

В соответствии с положениями настоящего Кодекса подлежат исполнению: 1) решения, определения и постановления судов по гражданским делам, а также судебные приказы ...

Статья 338. Выдача исполнительных листов

Исполнительный листвыдается судом взыскателю после вступления решения в законную силу, за исключением случаев незамедлительного исполнения, когда исполнительный лист выдается немедленно по вынесении решения.

Статья 343. Требование о начале процедуры исполнения

Судебный пристав начинает процедуру исполнения судебного решения по заявлению лиц, перечисленных в статье 5 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных во второй части настоящей статьи, судебный пристав начинает процедуру исполнения по предложению судьи.

Статья 349. Контроль за исполнением решений

Контроль за правильным и своевременным исполнением решений суда осуществляется Департаментом по исполнению судебных решений при Министерстве юстиции.»

ПРАВО

11. Заявительница в своей жалобе указала, что ее право на разрешение спора о ее гражданских правах судом было нарушено в результате неисполнения органами власти решения суда от 30 октября 2000 г. Она ссылается на пункт 1 статьи 6 Конвенции, соответствующие положения которого предусматривают:

«1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое разбирательство дела ... судом ...»

12. Заявительница также утверждала, что неисполнение судебного решения нарушило ее право на уважение своей собственности, предусмотренное статьей 1 Протокола № 1. Данная статья гласит следующее:

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и в условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие представляются ему необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

I. Приемлемость жалоб

13. Суд считает, что жалобы заявительницы по пункту 1 статьи 6 Конвенции и по статье 1 Протокола № 1 к Конвенции поднимают достаточно серьезные вопросы права, разрешение которых требует рассмотрения дела по существу, и что отсутствуют основания для объявления жалоб неприемлемыми. Поэтому Суд объявляет их приемлемыми. В соответствии с его решением о применении пункта 3 статьи 29 Конвенции (см. выше пункт 4) Суд приступает непосредственно к рассмотрению данных жалоб по существу.

II. Заявленное нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

14. Заявительница утверждала, что неисполнение властями судебного решения от 30 октября 2000 г. явилось нарушением пункта 1 статьи 6 Конвенции. Правительство не оспаривало это утверждение.

15. Суд вновь напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому право обращаться в суд в случае любого спора о его гражданских правах и обязанностях. Таким образом, это положение закрепляет «право на суд», одним из аспектов которого является право на доступ к правосудию, то есть право на разбирательство в суде гражданского дела. Однако, такое право было бы иллюзорным, если бы правовая система государства-участника Европейской Конвенции допускала, чтобы окончательное, вступившее в законную силу судебное решение оставалось недействующим в ущерб одной стороне. Невозможно представить, чтобы пункт 1 статьи 6 подробно излагал процессуальные гарантии, предоставляемые сторонам в деле – справедливое, публичное и осуществляемое в разумный срок разбирательство, не гарантируя защиты в отношении исполнения судебных решений. Толкование статьи 6 как посвященной исключительно праву на обращение в суд и порядку судебного разбирательства могло бы привести к положению, несовместимому с принципом верховенства права, обязательство соблюдать который государства-участники Европейской Конвенции взяли на себя, ратифицировав Конвенцию. Таким образом, исходя из целей статьи 6, исполнение решений суда должно рассматриваться как неотъемлемая часть «судебного разбирательства» (см. дело Hornsby v. Greece, постановление от 19 марта 1997 г., Сборник 1997-II, стр. 510, § 40).

16. Государственный орган не может ссылаться на недостаток средств как на причину невыполнения судебного решения. Конечно, та или иная задержка исполнения судебного решения при определенных обстоятельствах может быть оправдана. Однако, задержка не может быть такой, чтобы нарушалась сама суть права, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции (см. дело Immobiliare Saffi v. Italy [GC], №22774/93, § 74, ECHR 1999-V). Что касается настоящего дела, то заявительница не должна была лишаться возможности воспользоваться положительным исходом судебного разбирательства, касавшегося выплаты компенсации.

17. Суд отмечает, что судебное решение, вынесенное в пользу заявительницы, оставалось неисполненным в течение двух с половиной лет (до тех пор, пока Суд не собщил о жалобе правительству 4 февраля 2003 г.).

18. Не принимая на протяжении двух с половиной лет необходимых мер по исполнению вступившего в законную силу судебного решения по данному делу, власти Молдовы лишили положения пункта 1 статьи 6 Конвенции какого-либо реального значения.

19. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

III. Заявленное нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции

20. Заявительница утверждала, что неисполнение органами власти судебного решения от 30 октября 2000 г. явилось нарушением статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции. Правительство не оспаривало этого утверждения.

21. Суд вновь напоминает, что «право требования» может пониматься как «собственность», о которой говорится в статье 1 Протокола № 1 к Конвенции, в случае если в достаточной мере установлено, что оно подлежит осуществлению в принудительном порядке (см. дело Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece, постановление от 9 декабря 1994 г., Серия А, № 301-В, § 59).

22. Суд отмечает, что требование подлежало принудительному исполнению на основании судебного решения от 30 октября 2000 г. Отсюда следует, что невозможность для заявительницы добиться исполнения судебного решения до 22 апреля 2003 г. является нарушением ее права на уважение своей собственности, изложенного в первом предложении первой части статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

23. Не исполнив вступившее в силу решение суда, органы власти государства-ответчика лишили заявительницу возможности получить причитающуюся ей компенсацию и осуществить свое право на уважение своей собственности в денежной форме. Правительство не предложило никаких оправданий для такого вмешательства в реализацию права заявительницы и Суд считает, что нехватка средств не может служить оправданием для подобного бездействия (см., mutatis mutandis[1], дело “Ambruosi v. Italy”, № 31227/96, §§ 28-34, 19 октября 2000 г.).

24. Соответственно, имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

IV. Применение статьи 41 Конвенции

25. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.»

А. Материальный ущерб

26. Заявительница потребовала возмещения в размере 98,36 евро за материальный ущерб, причиненный ей в результате неисполнения властями судебного решения. Она утверждала, что данная сумма отражает то обесценение присужденной ей суммы, которое имело место в результате высокой инфляции за время с 2000 г. по 2003 г., в котором судебное решение было исполнено.

27. Правительство выразило мнение, что заявленная сумма является чрезмерной, и оставило оценку материального ущерба на усмотрение Суда.

28. Суд считает, что заявительница действительно понесла материальный ущерб в результате неисполнения судебного решения от 30 октября 2000 г и обесценения не взысканной суммы вследствие высокого уровня инфляции. Суд присуждает заявительнице в этой связи 98,36 евро плюс средства на уплату любого возможного налога.

Б. Моральный вред

29. Заявительница потребовала также выплаты 4000 евро в качестве компенсации за моральный вред, причиненный ей в результате неисполнения властями судебного решения.

30. Правительство не согласилось с этим требованием, утверждая, что оно является чрезмерным в свете практики Суда. Оно заявило, что в некоторых делах само признание факта нарушения считалось достаточно справедливым удовлетворением и что, во всяком случае, в деле Burdov v. Russia (№ 59498/00, ECHR 2002-III) заявителю было присуждено в качестве компенсации морального вреда 3000 евро.

31. При определении размера компенсации морального вреда Суд учитывает такие факторы как возраст заявителя, личный доход, период, в течение которого не было обеспечено исполнение судебного решения и другие относящиеся к делу факторы.

32. Суд считает, что заявительнице действительно пришлось пережить определенный стресс и отчаяние в результате неисполнения судебного решения, особенно учитывая плохое состояние ее здоровья, а также ее мужа (признанного инвалидом первой группы), а также тот факт, что ее единственный источник дохода – ежемесячная государственная пенсия – была в четыре раза меньше, чем невыплаченная ей сумма. Суд присуждает заявительнице 800 евро в качестве компенсации морального вреда плюс срдства на уплату любого возможного налога.

В. Издержки и расходы

33. Заявительница потребовала возмещения в размере 56,64 евро за оплату юридических услуг, а также других затрат в связи с настоящим делом. Она представила перечень своих расходов по элементам, включая количество часов, затраченных на ее дело представлявшим ее юристом, возмещение расходов на перевод своих объяснений, направленных в Суд (5 страниц по 2,5 евро за страницу). Таким образом, общая сумма заявленных издержек и расходов составила 69,14 евро.

34. Правительство не согласилось с этим требованием, заявив, что оно является чрезмерным и что заявительница не сумела представить доказательств заявленных судебных издержек и расходов. Оно также подвергло сомнению включение расходов на перевод в заявленную сумму компенсации.

35. Суд напоминает, что для включения судебных издержек и расходов в сумму компенсации, предусмотренной статьей 41, необходимо установить, что они действительно имели место, были необходимыми, а также разумными в отношении величины (см., например, дело Nilsen and Johnsen v. Norway [GC], № 23118/93, § 62, ECHR 1999-VIII).

36. В соответствии с пунктом 2 правила 60 Регламента Суда любое требование о выплате справедливой компенсации представляется в виде подробного перечня по пунктам, в противном случае Палата вправе отказать в удовлетворении требования полностью или частично.

37. Что касается настоящего дела, Суд, принимая во внимание представление подробного перечня издержек, а также относительно простой характер данного дела, считает размер заявленных издержек обоснованным и, соответственно, присуждает заявительнице 69,14 евро плюс средства на уплату любого возможного налога.

Г. Проценты в случае просроченного платежа

38. Суд считает правильным определить процентную ставку за просроченный платеж в размере предельной процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процентных пункта.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. Объявил жалобу приемлемой.

2. Постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

3. Постановил, что имело место нарушение Статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

4. Постановил,

а) что государство-ответчик обязано выплатить заявительнице в течение трех месяцев с даты, когда постановление станет окончательным в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции, в качестве возмещения материального ущерба 98,36 евро, в качестве компенсации морального вреда - 800 евро и в качестве возмещения судебных издержек и расходов - 69,14 евро, которые подлежат конвертации в национальную валюту государства-ответчика по курсу на дату платежа плюс средства на уплату любого возможного налога;

(б) что по истечении вышеуказанного трехмесячного срока на присужденные суммы выплачиваются простые проценты в размере предельной годовой ставки по займам Европейского центрального банка в течение периода неплатежа, плюс три процентных пункта.

5. Отклонил остальные требования заявительницы о выплате справедливой компенсации.

Совершено на английском языке и письменное уведомление направлено 20 июля 2004 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 Франсуаз Элен-Пассо            Николас Братца

Заместитель секретаря             Председатель

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить