Решения Европейского суда по правам человека

Поиск решений ЕСПЧ по ключевым словам

Постановление ЕСПЧ Сукобльевич против Хорватии

Дата Постановления: 02/11/2006. Номер жалобы: 5129/03. Статьи Конвенции: 6, 13, 29, 35, 41. Уровень значимости: 1 - высокий.
Суть: заявитель жаловался на то, что продолжительность производства по его гражданскому делу нарушила требование о «разумном сроке» судебного разбирательства, закрепленном в пункте 1 статьи 6 Конвенции.

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО «СУКОБЛЬЕВИЧ ПРОТИВ ХОРВАТИИ»

[SUKOBLJEVIĆ V. CROATIA]

(жалоба № 5129/03)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Страсбург

2 ноября 2006 г.

Настоящее постановление вступит в силу при соблюдении условий, предусмотренных пунктом 2 статьи 44 Конвенции. В текст постановления могут быть внесены редакционные изменения.

Постановление вступило в силу 2 февраля 2007 г.

 

По делу «Сукобльевич против Хорватии»

Европейский Суд по правам человека1(Первая Секция), заседая Палатой в составе:

г-на Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты Европейского Суда,

г-на Л. Лукаидеса, г-жи Ф. Тюлькенс, г-жи Н. Вайич,

г-на A. Ковлера,

г-на Д. Шпильманна,

г-на С.Э. Йебенса, судей, а также при участии г-на С. Нильсена, Секретаря Секции Европейского

Суда,

проведя 12 октября 2006 г. совещание за закрытыми дверями, в тот же день вынес следующее постановление:

ПРОЦЕДУРА В ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ

  1. Дело было возбуждено по жалобе (№ 5129/03) против Республики Хорватии, поданной в Европейский Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Республики Хорватии, г-ном Дуро

    Сукобльевичем (далее — заявитель), 28 января 2003 г.

  2. Интересы заявителя в Европейском Суде представлял г-н Спиз, адвокат, практикующий в г. Загребе. Интересы властей Республики Хорватии (далее — государство-ответчик) представляла г-жа Ш. Стажник, Уполномоченный Республики Хорватии при Европейском Суде по правам человека.

  3. 28 февраля 2005 г. Европейский Суд вынес решение коммуницировать жалобу, касающуюся чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу государству-ответчику. В порядке применения пункта 3 статьи 29 Конвенции, Суд решил вынести одновременно постановление как по вопросу о приемлемости жалобы, так и по существу дела.

    ФАКТЫ

    1. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

  4. Заявитель родился в 1944 году и проживает в г. Загребе.

А. Производство по гражданскому делу и по делу о банкротстве

  1. 24 марта 1993 г. заявитель подал в муниципальный суд г. Загреба [Općinski sud u Zagrebu] гражданский иск против компании T. (далее — работодатель) с требованием выплаты компенсации за производственную травму.

  2. 3 февраля 1995 г. муниципальный суд г. Загреба вынес решение о взыскании с ответчика в пользу заявителя сумму в размере 31 780 хорватских кун и некую сумму в возмещение его судебных расходов.

  3. 21 мая 1996 г. работодатель обжаловал решение муниципального суда в районном суде г. Загреба [Županijski sud u Zagrebu].

  4. 23 марта 1999 г. районный суд отменил решение суда первой инстанции и направил гражданское дело на новое рассмотрение.

  5. При повторном производстве по гражданскому делу муниципальный суд г. Загреба 7 декабря 1999 г. провел судебное заседание, на котором суд потребовал от заявителя представить протокол, составленный трудовой инспекцией в связи с несчастным случаем на

    производстве, в результате которого заявитель получил травму, или указать лицо или орган, в распоряжении которых мог бы быть данный документ. 12 июня 2000 г. суд повторил свое требование.

  6. 16 июня 2000 г. и 3 января 2001 г. заявитель обращался к муниципальному суду с ходатайством предложить работодателю представить указанное доказательство. 26 июня 2001 г. суд сделал это.

  7. В судебном заседании, проведенном 14 декабря 2001 г., муниципальный суд вынес решение о проведении 15 февраля 2002 г. проверки in situ2[očevid] при участии эксперта и предложил заявителю авансировать расходы по проведению проверки. Поскольку заявитель внес аванс только 19 февраля 2002 г., проверка на месте не состоялась.

  8. 3 января 2002 г. торговый суд г. Загреба [Trgovački sud u Zagrebu] вынес определение о возбуждении производства по делу о банкротстве работодателя. Торговый суд предложил кредиторам работодателя представить свои требования к нему до 28 февраля 2002 г. и назначил на 20 марта 2002 г. судебное заседание, на котором должны были быть рассмотрены представленные требования. В соответствии с законом «О банкротстве», данное определение торгового суда было опубликовано в «Официальном бюллетене» № 6/02 от 21 января 2002 г.

  9. 8 мая 2002 г. муниципальный суд г. Загреба предложил заявителю информировать суд, было ли возбуждено производство по делу о банкротстве работодателя. 8 июня 2002 г. заявитель ответил положительно и обратился к суду с просьбой о том, чтобы любая связь с работодателем осуществлялась бы через арбитражного управляющего [stečajni upravitelj].

  10. 12 июня 2002 г. муниципальный суд г. Загреба приостановил производство по гражданскому делу в связи с ведущимся производством по делу о банкротстве работодателя.

  11. 13 июня 2002 г. заявитель представил свои требования к работодателю в торговый суд г. Загреба. 8 января 2004 г. и 30 июня 2005 г. заявитель представил этому суду два срочных заявления, призывая суд вынести решение по заявленным им требованиям.

  12. 20 марта 2006 г. торговый суд, не вынося официального решения, ответил заявителю, что при производстве по делу о банкротстве работодателя требования заявителя не рассматривались.

  13. Представляется, что производство как по гражданскому делу, так и по делу о банкротстве работодателя формально еще продолжается.

    B. Производство в Конституционном суде Республики Хорватии

  14. Тем временем, 18 июня 2002 г. заявитель обратился в Конституционный суд Республики Хорватии [Ustavni sud Republike Hrvatske] с жалобой по конституционным основаниям на чрезмерную длительность производства по его гражданскому делу.

  15. 16 декабря 2002 г. Конституционный суд оставил жалобу заявителя без удовлетворения. Конституционный суд изучил продолжительность производства по гражданскому делу заявителя в той части производства, которая совпадала с периодом времени после вступления Конвенции в силу в отношении Хорватии. Конституционный суд постановил, что задержка в производстве по делу имела место из-за сложности дела и ввиду действий самого заявителя. Конституционный суд установил, что заявитель способствовал чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу тем, что он не реагировал на требование муниципального суда г. Загреба от 7 декабря 1999 г. на протяжении более шести месяцев, что он своевременно не авансировал расходы на проведение проверки на месте и что он не обратился к муниципальному суду г. Загреба с ходатайством предложить арбитражному управляющему вступить в производство по гражданскому делу, что привело бы к его возобновлению.

2. ИМЕЮЩЕЕ ОТНОШЕНИЕ К ДЕЛУ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

А. Конституционный закон «О Конституционном суде Республики Хорватии»

  1. Имеющая отношение к делу часть статьи 63 Конституционного закона «О Конституционном суде Республики Хорватии» [Ustavni zakon o Ustavnom sudu Republike Hrvatske] («Официальный бюллетень» № 49/2002 от 3 мая 2002 г.) гласит следующее:

    «(1) Конституционный суд изучает конституционную жалобу на предмет установления, были ли исчерпаны все средства правовой защиты в случаях, когда компетентный суд не рассмотрел гражданское дело в отношении заявителя или уголовное дело в отношении заявителя в разумный срок

    <...>

    1. В случаях, когда конституционная жалоба, <...> поданная в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, удовлетворяется, Конституционный суд устанавливает срок, в течение которого компетентный суд должен разрешить дело по существу <...>

    2. В постановлении, вынесенном в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, Конституционный суд устанавливает надлежащую сумму компенсации убытков, понесенных заявителем в связи с нарушением его конституционных прав <...> Компенсация выплачивается из государственного бюджета в течение трех месяцев с даты подачи заявления о выплате компенсации».

В. Закон «О гражданском процессе»

  1. Закон «О гражданском процессе» [Zakon o parničnom postupku] («Официальный бюллетень» № 53/91, 91/92, 58/93, 112/99, 88/01 и 117/03) в имеющих отношение к делу частях предусматривает следующее:

  2. Пункт 1 статьи 212 среди прочего предусматривает, что производство по гражданскому делу приостанавливается в тех случаях, когда возбуждается производство по делу о банкротстве (в отношении одной стороны или обеих сторон по гражданскому делу).

  3. Пункт 1 статьи 215 предусматривает, что производство по гражданскому делу возобновляется в тех случаях, когда в производство по этому делу вступает арбитражный управляющий или когда суд, действуя по собственной инициативе или по инициативе противной стороны в процессе, предлагает арбитражному управляющему вступить в производство по гражданскому делу.

С. Закон «О банкротстве»

  1. Закон «О банкротстве» [Stečajni zakon] («Официальный бюллетень» № 44/96, 29/99, 129/00, 123/03, 197/03, 187/04 и 82/06) в имеющих отношение к делу частях предусматривает следующее:

  2. Пункт 2 статьи 7 предусматривает, что производство по делу о банкротстве является неотложным.

  3. Пункт 1 статьи 55 предусматривает, что в своем определении о возбуждении дела о банкротстве суд устанавливает дату судебного разбирательства [ispitno ročište], которая назначается в течение двух месяцев после истечения срока, предписанного кредиторам, представить арбитражному управляющему свои требования к банкроту.

  4. Статья 96 предусматривает, что кредиторы удовлетворяют свои требования к банкроту только посредством производства по делу о банкротстве.

  5. Пункт 1 статьи 173 предусматривает, что кредиторы представляют свои требования к банкроту арбитражному управляющему в письменном виде, указывая основания и размер требований.

  6. Статья 175 предусматривает проведение судебного разбирательства по делу о банкротстве торговым судом, в ходе которого арбитражный управляющий по каждому из представленных требований кредиторов высказывает свое согласие либо выдвигает свои возражения. Аналогичным образом каждый кредитор может выдвинуть свои возражения против требований, представленных другим кредитором.

  7. Пункт 2 статьи 176 предусматривает, что требования, представленные в течение трех месяцев после первого судебного разбирательства по делу о банкротстве, могут быть рассмотрены в ходе одного судебного разбирательства или более. Дата такового слушания дела назначается по предложению кредиторов, которые не представили свои требования своевременно, и при условии, что эти кредиторы авансируют расходы по проведению слушания. В случае если расходы по проведению слушания не проавансированы, то отдельное слушание не проводится, и поданные с опозданием заявления о требованиях объявляются неприемлемыми для рассмотрения по существу.

  8. Пункты 4—6 статьи 176 предусматривает, что суд объявляет неприемлемыми для рассмотрения по существу те заявления о требованиях, которые были представлены по истечении срока, установленного пунктом 2 статьи 176. Кредитор, подавший заявление о требованиях к банкроту, имеет право обжаловать данное решение суда о неприемлемости для рассмотрения по существу заявления о требованиях.

  9. Статья 177 предусматривает, что требования считаются принятыми в случаях, когда никаких возражений против них не было заявлено со стороны арбитражного управляющего или другого кредитора. Торговый суд составляет реестр рассмотренных требований, на основании которого суд выносит решение [rješenje], в котором указывается, какие требования были приняты, а в отношении каких были выдвинуты возражения. При этом суд устанавливает размер и очередность удовлетворения каждого требования кредиторов.

  10. Пункт 1 статьи 179 предусматривает, что производство по гражданскому делу, касающемуся требования, представленного арбитражному управляющему, которое велось на момент возбуждения производства по делу о банкротстве, возобновляется при вступлении в дело уполномоченного лица, действующего от имени банкрота. Ходатайство о возобновлении производства по гражданскому делу может быть заявлено истцом, против требований которого в ходе производства по делу о банкротстве были выдвинуты возражения, или — от имени банкрота — арбитражным управляющим или другим кредитором, который выдвинул возражения против требований истца.

  11. Пункт 1 статьи 181 предусматривает, что окончательное решение о признании требования обоснованным и очередность его удовлетворения или о признании требования необоснованным является обязательным для банкрота и всех его кредиторов.

    ВОПРОСЫ ПРАВА

    1. ПО ВОПРОСУ О ПРЕДПОЛАГАЕМОМ НАРУШЕНИИ ТРЕБОВАНИЙ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

  12. В своем обращении в Европейский Суд заявитель жаловался на то, что продолжительность производства по его гражданскому делу нарушила требование о «разумном сроке» судебного разбирательства, закрепленном в пункте 1 статьи 6 Конвенции, который гласит следующее:

    «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях <...> имеет право на <...> разбирательство дела в разумный срок <...> судом <...>».

  13. Государство-ответчик оспорило данный аргумент заявителя.

  14. Европейский Суд, во-первых, отмечает, что в соответствии с законодательством Хорватии, в случае, когда в

    отношении определенной компании возбуждается производство по делу о банкротстве, кредиторы этой компании имеют право удовлетворять свои требования к банкроту только посредством производства по делу о банкротстве. Поэтому производство по всем гражданским делам, по которым компания выступает ответчиком, приостанавливается до того момента, когда арбитражный управляющий в ходе рассмотрения дела о банкротстве либо принимает требования, представленные кредиторами, либо выдвигает против них возражения. В случае, когда арбитражный управляющий принимает требование, которое рассматривалось по гражданскому делу, таковое требование считается окончательно удовлетворенным, и как следствие отпадает необходимость в производство по этому гражданскому делу. Если же арбитражный управляющий выдвигает возражения против такового требования, то ему надлежит вступить в производство по гражданскому делу, которое соответственно возобновляется, и решение по вопросу об этом требовании выносится по результатам рассмотрения гражданского дела (см. выше, пункты 21—34 настоящего постановления).

    Европейский Суд поэтому считает, что в настоящем деле установление «гражданских прав» заявителя в значении положений пункта 1 статьи 6 Конвенции началось в производстве по гражданскому делу и продолжилось в производстве по делу о банкротстве.

  15. Период времени, относящийся к делу, который надлежит принимать во внимание, начался 6 ноября 1997 г. — на следующий день после вступления Конвенции в силу в отношении Хорватии. Однако при оценке разумности времени, прошедшего после этой даты, необходимо учитывать состояние производства по гражданскому делу в то время. В этой связи Европейский Суд отмечает, что производство по делу началось 24 марта 1993 г., когда заявитель обратился в суд со своим гражданским иском против работодателя. Следовательно, производство по гражданскому делу уже осуществлялось в течение более чем четырех с половиной лет до ратификации Конвенции Хорватией.

  16. Производство по делу все еще продолжалось по состоянию на 16 декабря 2002 г., когда Конституционный суд вынес свое определение по жалобе заявителя. На тот день производство по делу продолжалось уже около пяти лет и одного месяца.

  17. Производство по делу пока еще не завершено. Оно продолжалось еще три года и десять месяцев после вынесения Конституционным судом своего определения. Таким образом, всего производство по делу длилось до настоящего времени около восьми лет и одиннадцати месяцев после ратификации Конвенции Хорватией.

А. По вопросу о приемлемости жалобы для дальнейшего рассмотрения по существу

  1. Государство-ответчик предложило Европейскому Суду отклонить жалобу заявителя на том основании, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты, как это требуется пунктом 1 статьи 35 Конвенции. Государство-ответчик утверждало, что заявитель не обращался со второй конституционной жалобой в Конституционный суд. Государство-ответчик заметило, что заявитель уже обратился с такой жалобой 18 июня 2002 г. и что 16 декабря 2002 г. Конституционный суд отказал в удовлетворении этой жалобы. Однако при этом Конституционный суд рассматривал только период времени между датой вступления Конвенции в силу в отношении Хорватии и датой обращения заявителя в Конституционный суд с конституционной жалобой. Учитывая то обстоятельство, что после подачи заявителем конституционной жалобы 18 июня 2002 г. производство по его гражданскому делу продолжалось, обращение в Конституционный суд со второй конституционной жалобой имело бы разумные шансы на удовлетворение жалобы, поскольку она дала бы возможность Конституционному суду изучить общую продолжительность производства по гражданскому делу, приняв во внимание его продолжительность после вынесения Конституционным судом своего предыдущего определения по первой жалобе заявителя.

  2. Заявитель оспорил данный довод государства-ответчика. Он утверждал, что неоправданно было требовать от него обращаться в Конституционный суд с еще одной жалобой, когда его предыдущая жалоба была этим судом оставлена без удовлетворения.

  3. Европейский Суд приходит к заключению, что вопрос об исчерпании заявителем внутригосударственных средств правовой защиты неразрывно связан с вопросом о существе его жалобы в Европейский Суд. Поэтому, с тем чтобы избежать предрешения последнего вопроса, оба вопроса надлежит рассмотреть вместе. Соответственно, Суд постановляет, что рассмотрение вопроса об исчерпании заявителем внутригосударственных средств правовой защиты надлежит соединить с рассмотрением дела по существу.

  4. Европейский Суд далее отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении положений пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что жалоба не является неприемлемой для дальнейшего рассмотрения по существу по каким-либо иным основаниям. Жалоба поэтому должна быть объявлена приемлемой для дальнейшего рассмотрения по существу.

В. По вопросу о существе дела

  1. Европейский Суд, прежде всего, отмечает, что заявитель воспользовался одним эффективным внутригосударственным средством правовой защиты в отношении чрезмерной продолжительности производства по его гражданскому делу — обращением с конституционной жалобой в Конституционный суд (см. решение Европейского Суда по делу «Славичек против Хорватии» [Slaviček v. Croatia], жалоба № 20862/02, Сборник постановлений и решений Европейского Суда ECHR 2002-VII) — и что Конституционный суд оставил его жалобу без удовлетворения. В этих обстоятельствах от Европейского Суда требуется проверить, приводит ли способ, с помощью которого Конституционный суд толковал и применял соответствующие нормы национального законодательства, к результатам, которые согласуются с принципами Конвенции, как они интерпретируются в прецедентной практике Европейского Суда (см., mutatis mutandis1, постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Коккьярелла против Италии» [Cocchiarella v. Italy], жалоба № 64886/01, § 82, которое будет опубликовано в Сборнике постановлений и решений Европейского Суда ECHR 2006). При этом Суду надлежит рассмотреть период времени между датой вступления Конвенции в силу в отношении Хорватии и датой вынесения Конституционным судом своего определения (см. по аналогии упоминавшееся выше постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Коккьярелла против Италии», § 103). Если определение, вынесенное Конституционным судом, согласуется с принципами Конвенции, то Европейский Суд при рассмотрении вопроса об исчерпании заявителем внутригосударственных средств правовой защиты воздержится от исследования вопроса о продолжительности производства по гражданскому делу заявителя, осуществлявшегося после вынесения данного определения. В противном случае вполне обосновано серьезное рассмотрение вопроса об общей продолжительности производства по делу после даты ратификации Конвенции Хорватией.

  2. Европейский Суд вновь подтверждает, что разумность продолжительности производства по делам должна быть оценена в свете обстоятельств конкретного дела и со ссылкой на следующие факторы: сложность дела, действия заявителя и соответствующих властей и что в споре было самым важным для заявителя (см. среди многих других источников по данному вопросу упоминавшееся выше постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Коккьярелла против Италии», § 68; и постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу

    «Фридлендер против Франции» [Frydlender v. France], жалоба № 30979/96, § 43, Сборник постановлений и решений Европейского Суда ECHR 2000-VII).

  3. Государство-ответчик подчеркнуло, что заявитель представил свои требования к банкроту в связи с производством по делу о банкротстве только 13 июня 2002 г., то есть, спустя более трех месяцев после истечения срока, установленного торговым судом г. Загреба, то есть 28 февраля 2002 г. (см. выше, пункты 12 и 15 настоящего постановления). Что же касается предшествовавшего этому периода времени, то государство-ответчик, по сути, повторило выводы Конституционного суда (см. выше, пункт 19 настоящего постановления). Кроме того, государство-ответчик указало, что в особой срочности рассмотрения гражданского дела не было необходимости, поскольку заявитель требовал выплаты компенсации ущерба за легкую телесную травму.

  4. Заявитель в ответ указал, что он не мог бы ходатайствовать перед муниципальным судом г. Загреба о возобновлении производства по его гражданскому делу, пока его требования не были бы рассмотрены в ходе судебного разбирательства по делу о банкротстве. Кроме того, его травма была достаточно серьезной.

  5. Европейский Суд отмечает, что в настоящем деле период времени, рассмотренный Конституционным судом, составляет пять лет и один месяц (см. выше, пункт 39 настоящего постановления). Европейский Суд обращает внимание на то обстоятельство, что в этот период времени задержки в производстве по гражданскому делу, имевшие место с 7 декабря 1999 г. по 16 июня 2000 г. и с 14 декабря 2001 г. по 15 февраля 2002 г., произошли по вине заявителя. С другой стороны, имеются два больших периода бездействия суда, которое имело место сугубо по вине властей, а именно: периоды с 6 ноября 1997 г. по 23 марта 1999 г., и с 16 июня 2000 г. по 26 июня 2001 г., вместе составляющие два года и пять месяцев.

  6. Что касается последующего производства по делу о банкротстве, то Европейский Суд принимает к сведению довод государства-ответчика о том, что заявитель не представил своевременно свои требования к банкроту в ходе производства по делу о банкротстве. Однако Суд также отмечает, что в соответствии с Законом «О банкротстве» заявления о требованиях, поданные с опозданием, либо объявляются неприемлемыми для рассмотрения по существу, либо — если они поданы в течение дополнительного трехмесячного срока после первого судебного разбирательства — подлежат рассмотрению в отдельном судебном заседании (см. пункты 30—31 настоя-

    щего постановления). В настоящем деле первое судебное разбирательство состоялось 20 марта 2002 г., тогда как заявитель представил свои требования 13 июня 2002 г. Поэтому, представляется, что он уложился в вышеуказанный дополнительный срок. Однако никакого отдельного судебного заседания проведено не было, равно как и заявление о требованиях, поданное заявителем, не было объявлено неприемлемым для рассмотрения по существу. Задержка в производстве по делу, проистекающая из этого обстоятельства, не может быть поставлена в вину одному лишь заявителю, и эта задержка не была разъяснена государством-ответчиком. По мнению Суда, она произошла главным образом по вине властей.

  7. Наконец, поскольку требования заявителя не были рассмотрены в ходе производства по делу о банкротстве, он не мог ходатайствовать перед муниципальным судом г. Загреба о возобновлении производства по гражданскому делу.

  8. Изучив все материалы, представленные Европейскому Суду, и учитывая собственную прецедентную практику по предмету, затронутому настоящим делом, Суд считает, что вышеизложенные соображения достаточны для того, чтобы дать возможность Суду прийти к заключению, что уже в период времени, который проверялся Конституционным судом, продолжительность производства по гражданскому делу заявителя была чрезмерной и не отвечала требованию Конвенции о проведении судебного разбирательства в «разумный срок». И в течение всего последующего периода времени продолжительность производства по делу сохраняла эту свою черту. В этих обстоятельствах предлагать заявителю обращаться в Конституционный суд со второй конституционной жалобой означало бы чрезмерно расширять объем его обязанностей по пункту 1 статьи 35 Конвенции (см., например, постановление Европейского Суда от 10 ноября 2005 г. по делу «Антонич-Томасович против Хорватии» [AntonićTomasović v. Croatia], жалоба № 5208/03, § 25—34).

  9. В заключение Европейский Суд отклоняет возражения государства-ответчика, касающиеся вопроса об исчерпании заявителем внутригосударственных средств правовой защиты, и приходит к заключению, что в настоящем деле было допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции.

    1. ПО ВОПРОСУ О ПРЕДПОЛАГАЕМОМ НАРУШЕНИИ ТРЕБОВАНИЙ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

  10. Заявитель дополнительно жаловался — со ссылкой на положения статьи 13 Конвенции, взятой в увязке с положениями пункта 1 статьи 6 Конвенции — на то, что в его распоряжении не было эффективного средства правовой защиты, что касается чрезмерной продолжительности производства по его гражданскому делу. Статья 13 Конвенции гласит следующее:

    «Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

    Вопрос о приемлемости жалобы в данном ее пункте

  11. Европейский Суд отмечает, что в распоряжении заявителя имелось эффективное внутригосударственное средство правовой защиты — обращение с конституционной жалобой в Конституционный суд — которым он воспользовался. Только то обстоятельство, что результаты рас-

    смотрения жалобы в Конституционном суде оказались неблагоприятными для заявителя, не превращает данное средство правовой защиты в неэффективное.

  12. Из этого следует, что жалоба в данном ее пункте является неприемлемой для дальнейшего рассмотрения по существу как явно необоснованная в соответствии с пунктом 3 статьи 35 Конвенции и должна быть отклонена в силу пункта 4 статьи 35 Конвенции.

  1. В ПОРЯДКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

57. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А. По вопросу о выплате компенсации за причиненный заявителю материальный ущерб и моральный вред

  1. Заявитель требовал выплатить ему сумму в размере 100 000 хорватских кун в качестве компенсации за причиненный ему материальный ущерб и моральный вред.

  2. Государство-ответчик оспорило данные требования заявителя.

  3. Что касается требований о выплате компенсации за причиненный заявителю моральный вред, то Европейский Суд вновь подтверждает принцип, изложенный выше (см. пункт 45 настоящего постановления): если определение Конституционного суда по жалобе заявителя приводит к последствиям, которые противоречат принципам Конвенции, то Суду надлежит рассмотреть общую продолжительность производства по гражданскому делу заявителя, начиная с даты ратификации Конвенции Хорватией. В свете своих выводов, изложенных выше (см. пункты 40 и 52 настоящего постановления), Суд, постановляя на основе принципа справедливости, присуждает заявителю сумму в размере 4800 евро в качестве компенсации причиненного ему морального вреда, плюс сумму любых налогов, которые могут быть начислены на указанную сумму.

В. По вопросу о возмещении судебных издержек и расходов

  1. Заявитель также требовал выплатить ему сумму в размере двух тысяч евро в качестве возмещения судебных издержек и расходов, понесенных им в связи с производством по делу в Европейском Суде.

  2. Государство-ответчик оспорило данные требования заявителя.

  3. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда какой-либо заявитель вправе получить возмещение своих судебных издержек и расходов только в той мере, в какой Суду было продемонстрировано, что эти издержки и расходы были действительно понесены заявителем, были необходимы и были разумными с точки зрения размеров сумм. В настоящем деле — с учетом информации, имеющейся в распоряжении Суда, и вышеуказанных критериев — Суд считает разумным присудить заявителю сумму в размере 900 евро в качестве возмещения издержек и расходов, понесенных им в связи с производством по делу в Европейском Суде, плюс сумму любых налогов, которые могут быть начислены на указанную сумму.

С. Процентная ставка при просрочке платежей

  1. Европейский Суд считает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

    ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО

    1. соединил с рассмотрением дела по существу рассмотрение возражений государства-ответчика по вопросу об исчерпании заявителем внутригосударственных средств правовой защиты и отклонил эти возражения;

    2. объявил пункт жалобы, касающийся чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу заявителя, приемлемым для дальнейшего рассмотрения по существу, а остальные пункты жалобы — неприемлемыми для дальнейшего рассмотрения по существу;

    3. постановил, что по настоящему делу было допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции;

    4. постановил

      1. что государству-ответчику надлежит выплатить заявителю в течение трех месяцев со дня вступления

        настоящего постановления в силу — в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции — следующие суммы, подлежащие переводу в национальную валюту государства-ответчика по обменному курсу валют на день произведения выплаты:

        1. 4800 (четыре тысячи восемьсот) евро в качестве компенсации за причиненный заявителю моральный вред;

        2. 900 (девятьсот) евро в качестве возмещения понесенных заявителем судебных издержек и расходов;

        3. любую сумму налогов, которые могут быть начислены на указанные суммы;

      2. что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

    5. отклонил остальные требования заявителей о выплате справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, и уведомление о постановлении направлено в письменном виде 2 ноября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.

Сорен Нильсен, Секретарь Секции Европейского Суда

Христос Розакис, Председатель Палаты Европейского Суда

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить