Решения Европейского суда по правам человека

Поиск решений ЕСПЧ по ключевым словам

Постановление ЕСПЧ Войтенко против Украины

Дата Постановления: 29/06/2004.  Номер жалобы: 18966/02. Статьи Конвенции: 6, 13, 29, 34, 35, 41. Уровень значимости: 3.

Суть: Согласно жалобе заявителя, продолжительность исполнительного производства явилась нарушением требования о “разумном сроке” пункта 1 статьи 6 Конвенции.

 

Европейский Суд по правам человека

Вторая секция

Дело “Войтенко (Voytenko) против Украины”

(Жалоба № 18966/02)

Постановление

Страсбург, 29 июня 2004 г.

Настоящее постановление становится окончательным согласно условиям пункта 2 статьи 44 Конвенции. В текст могут быть внесены редакционные поправки.

 

В деле “Войтенко против Украины” Европейский Суд по правам человека (Вторая секция), заседая палатой в составе:

Ж.-П. Косты (J.-P. Costa), Председателя,

А.Б. Баки (A.B. Baka),

Л. Лукадеса (L. Loucaides)

К. Юнгверта (K. Jungwiert),

В. Буткевича (V. Butkevich),

В. Томассен (W. Thomassen),

М. Угрехелидзе (M. Ugrekhelidze), судей,

при заместителе секретаря секции Т.Л. Эрли (T.L. Early), 8 июня 2004 г. провел совещание за закрытыми дверями и вынес следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело возбуждено по жалобе (№ 189966/02) на Украину, поданной в Суд 26 марта 2002 г. гражданином Украины г-ном Анатолием Павловичем Войтенко (далее – заявитель) согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция).

2. Правительство Украины (далее – правительство) представляли уполномоченные лица г-жа Валерия Лутковска (Valeria Lutkovska) и сменившая ее г-жа Зоряна Бортновска (Zoryana Bortnovska).

3. 10 апреля 2003 г. Суд принял решение направить сообщение о жалобе правительству. В соответствии с положениями пункта 3 статьи 29 Конвенции, Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с вопросом о ее приемлемости.

ФАКТЫ

I. Обстоятельства дела

4. Заявитель, г-н Анатолий Павлович Войтенко, гражданин Украины, родился в 1961 г., проживает на Украине, в поселке Нова Водолага (Nova Vodolaga) Харьковской области.

5. В сентябре 1999 г. заявитель уволился из армии на пенсию. При увольнении он имел право на компенсацию за обмундирование и оплату транспортных расходов. Поскольку эти средства оставались невыплаченными в течение трех месяцев, заявитель обратился в Военный суд Донецкого гарнизона с иском о взыскании задолженности с Донецкого областного военного комиссариата.

6. 12 января 2000 г. Военный суд Донецкого гарнизона удовлетворил иск заявителя и присудил выплатить ему 2576,72 гривен за обмундирование и 128,77 гривен за транспортные расходы. Решение суда не было обжаловано и поэтому 22 января 2000 г. вступило в силу. Исполнительные документы были направлены в Отдел Государственной исполнительной службы Ворошиловского районного управления юстиции Донецкой области, и 16 марта 2000 г. было начато исполнительное производство.

7. Должнику был предоставлен срок для добровольного исполнения судебного решения до 23 марта 2000 г. После того, как должник не исполнил судебное решение, Государственная исполнительная служба направила в Управление Донецкого областного казначейства исполнительный лист и поручение о списании со счета должника присужденных заявителю сумм, но на счете не оказалось средств для таких платежей.

8. 10 апреля 2000 г. исполнительный лист и платежное поручение были возвращены в исполнительную службу неисполненными в связи с отсутствием средств у должника.

9. 17 мая 2000 г. исполнительное производство в пользу заявителя было присоединено к производству в отношении других взысканий с должника.

10. 24 октября 2000 г. должник перевел исполнительной службе сумму в размере 128,77 гривен (возмещение транспортных расходов) для выплаты заявителю. Однако, эта сумма была переведена заявителю только 20 июля 2001 г. (4 октября 2001 г., по утверждению заявителя). Задержка, как указало правительство, была вызвана отсутствием необходимых данных о банковском счете заявителя.

11. 7 ноября 2000 г. и 20 июля 2001 исполнительный лист и платежное поручение вновь направлялись в Управление казначейства. Каждый раз они возвращались неисполненными по тем же причинам, что и прежде – отсутствие средств на соответствующем счете.

12. 9 сентября 2001 г. исполнительная служба проверила и арестовала счета должника. Исполнительная служба также провела проверку и установила, что должник не владеет ни транспортными средствами, ни недвижимостью.

13. 22 февраля и 6 августа 2002 г. исполнительный лист на оставшуюся сумму и платежное поручение вновь были дважды направлены Управлению казначейства. Они вернулись неисполненными по тем же причинам. Управление казначейства также отметило, что срок действия платежного поручения истек 6 сентября 2002 г.

14. В ответ на запрос заявителя исполнительная служба в августе 2002 г. сообщила ему, что счета должника были заморожены и что исполнение его судебного решения произойдет, как только ему будут переведены средства из государственного бюджета.

15. 25 ноября 2002 г. исполнительная служба начала в отношении должника объединенное исполнительное производство, в том числе по судебному решению заявителя, на общую сумму 32680,80 гривен.

16. 16 декабря 2002 г. исполнительная служба наложила арест на счет должника в банке “Авал”.

17. 5 мая 2003 г. исполнительная служба наложила также арест на средства должника, находившиеся на 26 счетах.

18. 10 января 2004 г. судебное решение, принятое в пользу заявителя, было исполнено полностью.

19. 12 января 2004 г. присужденная заявителю сумма была переведена на его счет.

II. Соответствующее внутреннее право и практика

  1. Конституция Украины 1996 г.

20. Статья 124 Конституции предусматривает следующее:

“... Судебные решения постановляются судами от имени Украины и являются обязательными для исполнения на всей территории Украины.”

2. Закон Украины “Об исполнительном производстве” от 21 апреля 1999 г.

21. Согласно статье 2 данного закона, исполнение судебных решений возлагается на Государственную исполнительную службу. Статья 85 закона предусматривает, что взыскатель может подать жалобу на действия или бездействие Государственной исполнительной службы руководителю компетентного подразделения этой службы или в местный суд. Статья 86 наделяет взыскателя правом обращаться в суд с иском о выплате компенсации за невыполнение или ненадлежащее выполнение судебного решения к юридическому лицу, которому поручено исполнение судебного решения.

3. Закон Украины “О Государственной исполнительной службе” от 24 марта 1998 г.

22. Статья 11 закона предусматривает имущественную ответственность исполнителей за ненадлежащее выполнение своих обязанностей, а также выплату компенсации за ущерб, причиненный исполнителем при исполнении судебного решения. Согласно статье 13 закона, действия или бездействие исполнителя могут быть обжалованы вышестоящему должностному лицу или в суде.

4. Закон Украины “О хозяйственной деятельности в Вооруженных Силах Украины” от 21 сентября 1999 г.

23. Согласно статье 5 данного закона, взыскание по решению суда не может быть обращено на иные счета, кроме специально предназначенного для соответствующего платежа, равно как и на имущество Вооруженных Сил.

5. Приказ Государственного казначейства Украины “О порядке принудительного списания средств со счетов учреждений и организаций, открытых в органах Государственного казначейства” от 5 октября 2001 г.

24. Согласно пункту 3.6 приказа, принудительное списание средств должно осуществляться с того же счета, с которого производятся обычные платежи.

6. Закон Украины “О некоторых мерах относительно экономии бюджетных средств” от 17 февраля 2000 г.

25. Данный закон приостановил действие некоторых положений закона Украины “О социальном обеспечении и правовой защите военнослужащих и членов их семей”, в частности, в отношении компенсаций за обмундирование и транспортные расходы.

ПРАВО

I. Заявленное нарушение статьи 6 Конвенции

26. Согласно жалобе заявителя, продолжительность исполнительного производства явилась нарушением требования о “разумном сроке” пункта 1 статьи 6 Конвенции, соответствующие положения которого предусматривают:

“Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.”

А. Приемлемость жалобы

(а) Исчерпание внутренних средств защиты

27. По мнению правительства, заявитель не исчерпал внутренних средств правовой защиты, так как он не обращался в национальные суды с жалобами на бездействие исполнительной службы или казначейства, а также исками о компенсации имущественного и морального вреда.

28. Заявитель не согласился с этим доводом, указав, что в его конкретной ситуации у него не было эффективных средств правовой защиты, которые он мог бы использовать, поскольку неисполнение принятого в его пользу судебного решения было вызвано тем, что не выделялись бюджетные средства, а не действиями государственных органов, ответственных за исполнение судебных решений.

29. Суд обращает внимание на то, что цель пункта 1 статьи 35 Конвенции состоит в том, чтобы предоставить Высоким Договаривающимся Сторонам возможность предупредить или исправить обжалуемые нарушения, прежде чем жалобы будут поданы в Суд. Однако, средствами правовой защиты, которые должны быть исчерпаны, могут считаться только те, которые являются эффективными. Правительство, заявляющее, что они не исчерпаны, обязано доказать Суду, что средство защиты было эффективным, доступным в теории и на практике в соответствующее время (см. дело Khokhlich v. Ukraine, № 41707/98, § 149, 29 апреля 2003 г.).

30. Правительство в качестве довода указало на возможность для заявителя обжаловать любое бездействие или упущение со стороны исполнительной службы и казначейства и требовать компенсацию за причиненный этими органами имущественный моральный вред. Однако, в настоящем деле должником является государственный орган и исполнение судебного решения в отношении него, как это следует из материалов дела, может быть осуществлено, если государство предвидит такие расходы и выделяет соответствующие средства в государственном бюджете Украины, принимая для этого соответствующие законодательные акты. Обстоятельства дела свидетельствуют о том, что исполнение судебного решения, о котором идет речь, было невозможно в течение всего имеющего отношение к делу периода времени именно из-за несовершения законодательных действий, а не потому что исполнительная служба плохо выполняла свои обязанности. Нельзя, поэтому, упрекать заявителя в том, что он не подал в суд на исполнительную службу (см. дело Shestakov v. Russia (dec.), № 48757/99, 18 июня 2002 г.). Более того, Суд отмечает, что, по мнению правительства, не было нарушений в осуществлении исполнительного производства со стороны Государственной исполнительной службы и казначейства.

31. Эти обстоятельства позволяют Суду сделать вывод, что заявитель был свободен от необходимости обращаться к тому средству правовой защиты, на которое указывает правительство, и, следовательно, требования пункта 1 статьи 35 им соблюдены. Поэтому Суд отклоняет предварительное возражение правительства.

(б) Применимость статуса жертвы к заявителю

32. По мнению правительства, после полного исполнения решения Военного Суда Донецкого Гарнизона, принятого в пользу заявителя 12 января 2000 г., заявитель более не может утверждать, что является жертвой нарушения и что жалоба поэтому должна быть отклонена как не отвечающая ratione personaeусловиям Конвенции и исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению (см. дело Marchenko v. Ukraine (dec.), № 63520/01, решение от 17 сентября 2002 г.).

33. Заявитель с этим не согласился.

34. Суд отмечает, что согласно статье 34 Конвенции, он “может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей конвенции или в Протоколах к ней ...”. Согласно сложившейся практике Суда, понятие “жертва” означает лицо, которое непосредственно пострадало от действия или бездействия, составляющего предмет спора, причем наличие нарушения Конвенции возможно даже при отсутствии причинения вреда. Следовательно, в принципе не достаточно принять решение или осуществить меры в интересах заявителя, чтобы лишить его статуса жертвы, кроме тех случаев, когда государственные органы признали, либо в прямо выраженной форме, либо по существу, нарушение Конвенции и затем предоставили за это возмещение (см. дело Dalban c. Roumanie [GC], № 28114/95, § 44, ECHR 1999–VI).

35. Суд согласен с Правительством в том, что исполнение решения, принятого в пользу заявителя, снимает вопрос о неисполнении как таковом. Однако, имевшая место задержка исполнения судебного решения оставляет основание для утверждения о ненадлежащей продолжительности исполнения, которая не была признана и не была компенсирована властями. Поэтому Суд считает, что заявитель все еще вправе утверждать, что является жертвой предполагаемого нарушения прав, гарантированных пунктом 1 статьи 6, в том, что касается продолжительности того периода, в течение которого судебное решение оставалось неисполненным (см. дело Skubenko v. Ukraine, №41152/98, решение от 6 апреля 2004 г.).

(в) Вывод

36. Суд считает, что жалоба на нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также считает, что она не является неприемлемой и по другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.

Б. Существо дела

37. Правительство признало необходимость исполнения судебного решения, принятого в пользу заявителя. По его мнению, решение оставалось неисполненным из-за отсутствия бюджетного финансирования и законодательных мер. Однако, правительство подчеркнуло, что государство не отказалось выполнить свои финансовые обязательства, и отметило, что принятое в пользу заявителя судебное решение было частично исполнено в 2001 г. Правительство утверждало, что в деле заявителя не было нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции.

38. Заявитель усомнился в готовности государства выполнить свои финансовые обязательства в скором времени. Он также утверждал, что единственная возможность выплатить ему присужденную сумму – это предусмотреть соответствующие расходы в государственном бюджете Украины.

39. Суд вновь обращает внимание на то, что эффективность обращения в суд предполагает право на исполнение решения суда без чрезмерных задержек (см. дело Immobiliare Saffi v. Italy [GC], № 22774/93, § 66, ECHR 1999-V). Однако, приостановление исполнения судебного решения строго на срок, необходимый для того, чтобы найти удовлетворительное решение проблем в сфере общественного порядка, может быть оправдано в исключительных случаях (см. там же, § 69).

40. В предыдущих, аналогичных делах против Украины Суд постановлял, что периоды продолжительностью восемь месяцев (см. решение по вышеупомянутому делу Kornilov and Others v. Ukraine) и даже продолжительностью два года и семь месяцев (см. делоKrapyvnitsky v. Ukraine, № 60858/00, решение от 17 сентября 2002 г.), не были настолько чрезмерными, чтобы послужить основанием для жалобы на нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

41. Однако, в настоящем деле Суд рассматривает задержку на четыре года. Сумма, присужденная заявителю, состояла из двух платежей, которые по-разному классифицировались в государственном бюджете. Поэтому полное получение заявителем одного платежа, что имело место в 2001 г., не означало какого-то прогресса во взыскании второго платежа. Невыполнение этого платежа в течение четырех лет было вызвано, как упомянуто выше, тем, что государство не предусмотрело соответствующие расходы в государственном бюджете Украины.

42. Суд согласен с тем, что выделение средств на погашение государственного долга может привести к определенной задержке в исполнении судебных решений за счет бюджетных средств. Тем не менее, Суд считает, что государство-ответчик, не выделив таких средств в течение трех лет подряд, не выполнило своих обязательств по пункту 1 статьи 6 Конвенции.

43. Вышеизложенные соображения позволили Суду сделать вывод, что полное исполнение вынесенного в пользу заявителя судебного решения не было осуществлено в разумный срок. Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

III. Заявленное нарушение статьи 13 Конвенции

44. Далее заявитель выразил жалобу на то, что у него не было эффективных средств правовой защиты в отношении своей жалобы на нарушение права, предусмотренного пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Он сослался на статью 13 Конвенции, в которой сказано следующее:

“Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.”

А. Приемлемость жалобы

45. Суд отсылает к своим доводам относительно оснований для жалобы по пункту 1 статьи 6 Конвенции и требований пункта 1 статьи 35 (пункты 27-31 выше), как равно применимым и к утверждению заявителя о нарушении статьи 13. Таким образом, Суд считает, что данная жалоба не является явно необоснованной или действительно неприемлемой по каким-либо иным основаниям, указанным в статье 35 Конвенции. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.

Б. Существо дела

46. Правительство утверждало, что в распоряжении заявителя были четко изложенные во внутреннем законодательстве эффективные средства правовой защиты, чтобы оспорить неисполнение вынесенного в его пользу судебного решения. Правительство указало на ранее приведенные аргументы в отношении исчерпания внутренних средств правовой защиты.

47. Заявитель не согласился с этими доводами, указав на то, что эти средства правовой защиты не могли быть эффективными в его случае, поскольку вина за задержку исполнительного производства не может быть возложена на исполнительную службу или казначейство, которым было поручено исполнение судебного решения.

48. Суд отсылает к своим выводам (пункты 30-31 выше) по настоящему делу относительно аргументов правительства по вопросу о внутренних средствах правовой защиты. По тем же основаниям Суд пришел к мнению, что заявитель не имел эффективного внутреннего средства правовой защиты, согласно требованиям статьи 13, чтобы возместить ущерб, причиненный задержками по его делу. Следовательно, имело место нарушения данного положения.

IV. Заявленное нарушение статьи 1 Протокола № 1

49. В заключение, заявитель утверждал, что были созданы необоснованные препятствия для осуществления им своего права собственности, которые нарушали статью 1 Протокола № 1, где сказано следующее:

“Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для уплаты налогов или других сборов или штрафов.”

А. Приемлемость жалобы

50. Суд отсылает к своим доводам относительно оснований для жалобы по пункту 1 статьи 6 Конвенции и соблюдения требований пункта 1 статьи 35 (пункты 27-31 выше), которые в равной степени применимы к утверждению заявителя о нарушении статьи 1 Протокола № 1. Таким образом, Суд считает, что данная жалоба не является явно необоснованной или действительно неприемлемой по каким-либо иным основаниям, указанным в статье 35 Конвенции. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.

Б. Существо дела

51. Правительство в своих объяснениях подтвердило, что сумма, присужденная заявителю национальным судом в качестве компенсации за расходы на обмундирование, является собственностью, право на уважение которой закреплено статьей 1 Протокола № 1. Тем не менее, правительство утверждало, что данное положение не было нарушено, поскольку право заявителя на присужденную сумму не оспаривалось и он не лишен своей собственности. Правительство также отметило, что задержка платежа была вызвана недостаточным бюджетным финансированием Вооруженных Сил.

52. Заявитель указал на то, что имела место существенная задержка платежа, которая таким образом лишила его фактического владения своей собственностью в нарушение статьи 1 Протокола № 1.

53. Суд обращает внимание на то, что согласно его практике, невозможность для заявителя добиться исполнения судебного решения, принятого в его пользу, представляет собой ограничение его права на уважение своей собственности, о котором говорится в первом предложении части 1 статьи 1 Протокола № 1 (см., в частности, решения по делам Burdov v. Russia, № 59498/00, § 40, ECHR 2002‑III;Jasiūnienė v. Lithuania, № 41510/98, § 45, 6 марта 2003 г.).

54. По рассматриваемому делу Суд пришел поэтому к мнению, что невозможность для заявителя добиться исполнения судебного решения в течение четырех лет является ограничением его права на уважение своей собственности, предусмотренного частью 1 статьи 1 Протокола № 1.

55. Неисполнение государственными органами решения Военного суда Донецкого гарнизона не позволило заявителю в течение значительного срока получить в полном объеме денежную сумму, на которую он имел право. Правительство не представило никаких обоснований этого ограничения его права, а отсутствие бюджетного финансирования, по мнению Суда, не может оправдать такое бездействие. Следовательно, имело место нарушение статьи 1 Протокол № 1.

V. Применение статьи 41 Конвенции

56. Статья 41 Конвенции предусматривает:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”

А. Ущерб

57. Заявитель потребовал 30.000 долларов (24.963,28 евро) в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.

58. Правительство отметило, что заявитель не указал, какой конкретно ущерб причинен ему, и не обосновал требуемую сумму. Правительство заявило, что само признание нарушения было бы достаточным для справедливой компенсации по настоящему делу.

59. Суд не видит причинной связи между установленными нарушениями и заявленным материальным ущербом и поэтому отклоняет это требование. Однако, по мнению Суда, заявителю был причинен определенный моральный вред в результате установленных нарушений, который не может быть компенсирован только признанием Судом наличия нарушений. Тем не менее, заявленная в требовании сумма является чрезмерной. Учитывая при определении компенсации требование справедливости, содержащееся в статье 41 Конвенции, Суд присуждает заявителю сумму в размере 2000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Б. Издержки и расходы

60. Заявитель также потребовал 40 долларов (33,29 евро) в качестве компенсации за почтовые расходы, связанные с рассмотрением его дела в Европейском суде по правам человека. Правительство не прокомментировало этот вопрос. Принимая во внимание имеющуюся информацию, Суд присуждает заявителю требуемую сумму.

В. Проценты в случае просроченного платежа

61. Суд считает правильным определить процентную ставку за просроченный платеж в размере предельной процентной ставки Европейского центрального банка плюс три процентных пункта.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО

  1. Объявил жалобу приемлемой.

2. Постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

3. Постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции.

4. Постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1.

5. Постановил,

(а) что государство-ответчик обязано выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда постановление станет окончательным согласно пункту 2 статьи 44 Конвенции, с конвертацией в национальную валюту государства ответчика на дату платежа, 2000 евро (две тысячи) в качестве компенсации морального вреда и 33,29 евро (тридцать три евро и двадцать девять центов) в качестве возмещения судебных расходов, плюс средства на уплату любого взимаемого налога.

(б) что по истечении вышеуказанного трехмесячного срока на присужденные суммы выплачиваются простые проценты в размере предельной процентной ставки по займам Европейского центрального банка в течение периода неплатежа, плюс три процентных пункта.

6. Отклонил остальные требования заявителя о выплате справедливой компенсации.

Совершено на английском языке и письменное уведомление направлено 27 июля 2004 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

             Т.Л. Эрли                         Ж.-П. Коста

Заместитель секретаря            Председатель

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить